Остановка без требования

Экономика и финансы
Москва, 19.01.2009
«Эксперт» №2 (641)
Внешний шок стал лишь спусковым крючком кризиса, назревавшего в российской экономике в последние годы. Коррекция ряда фундаментальных экономических переменных, прежде всего курса рубля и зарплат, неизбежна и уже началась

Анализ событий и данных за последние четыре месяца, прошедших с момента вступления финансового кризиса в России в острую фазу, дает возможность поточнее диагностировать, сколько же в нашем кризисе привнесенных с глобальных рынков шоков, а сколько внутренних причин, да и возбужденной реакции компаний, семей и банков, в сентябре-октябре близких к панике.

Но сначала немного поговорим о типе кризиса, переживаемого нами.

Жертва изменчивых потоков

Чтобы понять истоки нынешнего кризиса, нам надо будет вернуться на пять лет назад. На стыке 2003–2004 годов начался бурный рост цен на продукты нашего экспорта — нефть и металлы. Параллельно нарастал поток иностранного капитала. Сначала в виде займов крупным корпорациям, а затем — прямых и портфельных инвестиций, тогда же открылись и «кредитные окна» для банков. Стала раскручиваться спираль укрепления рубля: чем круче рос курс, тем выгоднее было привлекать деньги из-за рубежа. Понятно, что, занимая в относительно слабеющей валюте (а таковой на тот момент по отношению к рублю стал доллар), заемщик уменьшает для себя стоимость капитала на ожидаемый темп ослабления курса — отдавать-то реально придется меньше на эту курсовую разницу.

В 2004–2007 годах приток иностранного капитала, особенно заемного, в Россию достиг шокирующих размеров. Суммарный корпоративный и банковский долг вместе с предстоящими процентными выплатами по состоянию на 1 октября прошлого года составил примерно 600 млрд долларов. Это больше годового экспорта. По отношению к ВВП вроде и не так много (порядка 35%), но надо учесть, что в нашем ВВП торгуемая (товаропроизводящая) часть сегодня составляет не более трети, остальное приходится на всевозможные услуги и (совсем немного) на строительство. Так что скромность доли внешнего долга в ВВП достаточно иллюзорна.

Последний пик притока капитала можно было наблюдать совсем недавно, уже на фоне достаточно продолжительного кризиса западных финансов. В апреле-июле 2008 года чистый приток капитала всего лишь за четыре месяца достиг 55 млрд долларов. Это сопоставимо с показателями двух предыдущих лет, если выкинуть из них чисто событийные сюжеты (например, займы под аукционы по ЮКОСу и IPO ВТБ и Сбербанка).

Эта самоподдерживающаяся спираль «растущий курс — потоки капитала», как и любой процесс с положительной обратной связью, принципиально неустойчива. Реакцией на шок обычно становится не возврат в равновесие, как это бывает на многих других рынках, а внезапная остановка притока капитала с международных рынков с последующим разворотом этого потока, а заодно и обменного курса в диаметрально противоположном направлении.

Явление это — внезапное отключение развивающихся экономик от международных рынков капитала — настолько распространено, что можно сказать, что оно затерто в мировой экономике до дыр, как на практике, так и в литературе. «Классика жанра», кочующая в виде стилизованных фактов по учебникам и статьям, — это, например, Мексика, которая в 1982 году «однажды проснулась» выключенной из потока внешних з

У партнеров

    Реклама