Без царя в голове

На улице Правды
«Эксперт» №9 (648) 9 марта 2009
Без царя в голове

До реально организованных общественных работ дело нигде еще не дошло, но сами разговоры о таких работах вполне себе ведутся. Б. Обама, вызывая тень Рузвельта, говорил о массовом обновлении обветшавшей инфраструктуры. С учетом того, представители каких профессий потеряли работу и представители каких будут востребованы на строительстве дорог и мостов, без переквалификации (она же — общественные работы) тут вряд ли обойдешься. Глава СФ С. М. Миронов еще в декабре собирался таким образом смягчать сокращение военных кадров, видя в уволенных офицерах будущих грамотеев-десятников, руководящих строительством дорог и обновлением ЖКХ. Лоялистские юноши (сами, правда, не в полной мере стремясь на строительство) одобрительно поминали рузвельтовские хайвеи и гитлеровские автобаны.

Несколько охладил энтузиазм разве что ректор АНХ В. А. Мау, указав, что дороги, построенные в США общественниками, в ближайшую зиму вспучило (почему не вспучило гитлеровские автобаны неясно — в Германии климат в целом суровее), но затем он тут же призвал вербовать безработных не в дорожники, а в ландскнехты, реформируя таким образом армию, так что здесь было не столько отрицание идеи, сколько конкуренция за ресурсы. Твердое отрицание удалось найти лишь единожды — у главы комитета по промполитике СФ В. Г. Завадникова, но, поскольку под взятым у великого учителя фон Мизеса заголовком «Деструктивная политика» он сообщает: «Нельзя вкладывать деньги в... бесплатные дороги, в озеленение — это не порождает новых денег. Вы один раз потратили, а новых ценностей не создали», — тут мы скорее имеем дело с идейной ортодоксией. Странно требовать от раввина, чтобы он рекламировал тамбовскую ветчину. Все же остальные, до Мизеса не столь дочитавшиеся, идею в принципе приемлют.

Что и понятно. Идея (и практика) довольно давняя. Колокольню Ивана Великого строили в рамках общественных работ в глухие дни Бориса Годунова, т. е. очень задолго до Рузвельта. Если же говорить про 30-е гг. XX века, то Рузвельтом и Гитлером дело далеко не ограничивалось. Это вообще была эпоха преобразования природы. Тогда же Муссолини превратил расположенные к юго-западу от Рима смертоносные Понтинские болота в цветущий край, а во вполне демократических Нидерландах были проведены (причем чисто на пердячем пару — что твой Беломорканал) гигантские гидротехнические работы по осушению Зейдерзее и созданию из дна морского новой провинции.

Собственно, и стройки первых пятилеток, без ГУЛага, конечно же, не обошедшиеся, по большей части все же строились совсем не з/к, а людьми вольными. «Сидят в грязи рабочие, подмокший хлеб жуют» — это люди, своей волей приехавшие строить город-сад. На эту каторгу их погнали успехи колхозного строя, но, строго говоря, крестьянин был волен и не ехать на великую стройку, наслаждаясь у себя дома колхозным изобилием. Примерно как американский безработный, которого на общественные работы тоже не под конвоем везли.

Не слишком сильная зависимость от политической системы — характерная черта общественных работ