«Бумер» входит в моду

Политика
«Эксперт» №10 (649) 16 марта 2009
Экономический кризис создает питательную среду для организованных преступных группировок. Милицейские «крыши» проигрывают им конкуренцию. В Россию может вернуться «браток» – забытый типаж 90-х
«Бумер» входит в моду

Сейчас почти все вопросы в городе решают “братки”, будь то взыскание долгов, обеспечение бартерных сделок или общение с налоговой и СЭС», – говорит бывший коммерческий директор одного из предприятий Новокузнецка, недавно покинувший свою должность и поменявший место жительства из-за конфликта с криминальными авторитетами. «Еще полгода назад в Новокузнецке было 14 организованных преступных группировок, сейчас их 18, – рассказывает оперативник, знакомый с ситуацией в городе. – С повсеместным введением бартерных схем и расчетов наличными активность организованных преступных групп возросла многократно». По словам собеседника «Эксперта», сходным образом дело обстоит в Барнауле, Бийске, Томске, в некоторых уральских регионах.

С начала экономического кризиса в России много обсуждалась угроза всплеска преступности. Осенью популярной темой для разговоров были трудовые мигранты, которые якобы выйдут на «большую дорогу» в случае массовых увольнений. Похоже, угроза в другом: в стране может произойти всплеск оргпреступности, придавленной было еще в конце 90-х – начале 2000-х годов.

Кэш и стволы

Милицейская статистика пока не фиксирует роста организованной преступности. Вообще, по данным МВД, в 2008 году в России произошел спад преступности: общее число преступлений снизилось на 10,4%, краж – на 15,4%, краж из квартир и домов – на 22,4%, грабежей – на 17,3%, разбоев – на 22%. «Организованными группами или преступными сообществами совершено 2,4 тыс. тяжких и особо тяжких преступлений (–19,3% к январю прошлого года), причем их удельный вес в общем числе расследованных преступлений этих категорий снизился с 7,5% в январе 2008 года до 6,2% в январе 2009 года», – говорится в очередном документе министерства по этому поводу.

Правда, статистика МВД вызывает сомнения даже у некоторых специалистов. Бывший руководитель российского бюро Интерпола, а ныне советник председателя Конституционного суда Владимир Овчинский говорит: «Могу со всей определенностью заявить, что уголовная статистика стала полностью управляема. Она не отражает реального положения дел». Если даже не говорить о подгонке статистических показателей, когда, например, одни и те же составы преступления могут учитываться по разным статьям УК в зависимости от бюрократических интересов, в подсчеты МВД входят только так называемые явные преступления. Иными словами, в статистику попадают конкретные грабежи, разбои, кражи и мошенничества, но не попадают преступные группировки, стоящие за этими преступлениями.

Создание ОПГ карается Уголовным кодексом (ст. 210), но это преступление скрытое, и в подсчетах МВД оно может появиться, только если оказалось раскрытым. Между тем раскрытие таких преступлений – случай не частый. Доказать чью-либо виновность в создании ОПГ чрезвычайно сложно. Для этого необходимо документально зафиксировать связь всех участников ОПГ от организатора до наводчиков и исполнителей, что подразумевает длительную слежку, запись телефонных переговоров и прочее. Помимо того что разрешение на «прослушку