Уже виденное

На улице Правды
Москва, 30.03.2009
«Эксперт» №12 (651)

При наблюдении за достаточно уже явственным ходом оттепели невозможно не вспоминать старческое посвящение Гете к «Фаусту»: «Все, чем владею, вдаль куда-то скрылось; / Все, что прошло, — восстало, оживилось». В оригинале еще резче: «Was verschwand, wird mir zu Wirklichkeiten» — «Что исчезло, становится действительностью».

За двадцать лет вроде бы все забыли про термин «социальный эгоизм», каковым в конце 80-х эвфемистически назывался наиболее доступный тип протестных действий, заключающийся в сшибании всех и всяческих проектов по благоустройству — на том основании, что это неэкологично и причинит неудобства местным жителям. Так были сбиты проект тиргартена в Битцевском лесу, строительство рижского метро, новая линия в метро ленинградском, ряд инфраструктурных и энергетических начинаний. Звезда Б. Е. Немцова как политика взошла в конце 80-х на сшибании атомной станции теплоснабжения под Горьким (80% готовности) и новой линии горьковского метро (в задыхавшемся от пробок Нижнем начала 2000-х ту борьбу сильно поминали, строительство линии возобновилось лишь в 2007-м). Нынешняя баллотировка политика в мэры г. Сочи с теми же попытками сшибания — на сей раз олимпийского строительства — не содержит ничего нового, классика протестного жанра. Иное дело, что никто не помнит ни конкретной горьковской предыстории, ни всей истории протестных действий такого рода, вспоминая о которых оставшиеся вовсе без благоустройства потом кусали локти, да поздно.

Если социальным эгоизмом двадцать лет назад завлекали все больше людей простого звания, для тех, кто званием был чуть повыше, имелся еще более интересный сюжет — борьбы реформаторов во главе с Горбачевым против консерваторов во главе с Лигачевым, каковой борьбой объяснялись все явления природы и общественной жизни, а Старая площадь оказывалась таким манихейским местом, где Ормузду Сергеевичу противостоит Ариман Кузьмич. Недавний популярный агитматериал в солидной деловой газете возрождает перестроечное манихейство с тем лишь отличием, что в роли Аримана Кузьмича выступает его новая инкарнация — ув. В. Ю. Сурков. Опыт старины напоминает о двух важных чертах нашего манихейства.

Во-первых, оно никак не обязано соотноситься с фактическими над- и подковерными раскладами. Егора Кузьмича продолжали изображать с опаленными крылами, гремя и сверкая, даже и в тот момент, когда он уже собирался, облачившись в белый халат, приступить к выращиванию кроликов в рамках ответственности за АПК. Точность нынешних диагнозов не представляется существенно более высокой.

Во-вторых, сама манихейская вера оказалась родом лукавства. Как только Ариман Кузьмич занялся сельским хозяйством, все доселе предназначенные для него колотушки быстро были переадресованы самому Ормузду Сергеевичу, тут же утратившему свой прежний светоносный облик. Страшный Лигачев, как стало ясно задним числом, олицетворял собой не подлежащие искоренению дурные черты системы, а самое систему, подлежащую искоренению, — но только на определенном этапе ее было удобнее искор

У партнеров

    «Эксперт»
    №12 (651) 30 марта 2009
    Эффект девальвации
    Содержание:
    Туфелька без Золушки

    Плановая девальвация дала фору сырьевикам и металлургам, предоставила шанс даже обувщикам. Но реального импульса импортзамещение не получило. Более того, удешевление российских активов уже вызывает повышенный интерес европейских конкурентов, рассматривающих экспансию на наш рынок как средство преодоления кризиса

    Спецвыпуск
    Спецвыпуск
    Спецвыпуск
    Обзор почты
    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    На улице Правды
    Реклама