Не сбылось

Тема недели
Москва, 06.04.2009
«Эксперт» №13 (652)
Европейский проект имел реальные шансы стать новой мировой парадигмой развития. Но отсутствие политической воли и согласия внутри ЕС, похоже, сделало его успех маловероятным

Евросоюз создавался далеко не только как экономический клуб и общий рынок. Идеологи евроинтеграции искренне считали, что ЕС — это новая постмодернистская государственная модель, представляющая собой следующую после национального государства стадию развития социума. Надо сказать, что модель, придуманная евроидеологами, действительно оказалась очень неплохой, причем не только для внутреннего употребления. Основанная на правах человека, демократии и экономическом процветании, она вызывала у соседей стремление повторить этот опыт и стать его частью. Оказалось, что расширение Евросоюза может быть использовано как способ решения этнических конфликтов и управления несостоятельными государствами.

Ко времени принятия в ЕС Восточной Европы (1 мая 2004 года) Евросоюз уже ощущал себя альтернативной США супердержавой. На тот момент Америка уже полностью скомпрометировала себя как распространителя демократии и модернизации и стала восприниматься как жандарм и агрессор. Война в Ираке заставила осторожных европейцев отмежеваться от политики США и всерьез задуматься о том, чтобы предложить себя миру в качестве проводника по альтернативному пути цивилизационного развития.

Принципиально базовые западные ценности, продвигаемые ЕС, были теми же, что и у США. Различие состояло в том, что приобщение к ним происходило сугубо добровольно, а странам, проходящим все испытания и необходимые трансформации, предоставлялась возможность стать равным членом большого союза, тоже управляемого демократическим путем. Многие сторонники расширения Евросоюза представляли это как практически безграничный процесс, который в теории мог бы охватить и весь мир.

Нынешний глава ВТО Паскаль Лами, бывший тогда еврокомиссаром по торговле, например, гипотетически включал в расширенный ЕС Израиль и Палестину, полагая таким образом навсегда урегулировать арабо-израильский конфликт. Конфликтующим сторонам предлагалась конфетка — членство в ЕС, которое состоится после того, как они урегулируют свои противоречия. В целом идея была совсем неплоха, но у нее имелось несколько слабых мест, которые в результате и подписали приговор глобальным планам.

Сегодня базовые ценности Евросоюза, убедительные в период роста, буквально трещат по швам

Поспешили

Главная ошибка ЕС состояла в том, что с принятием Восточной Европы сильно поторопились. На момент объединения восточноевропейцы выполнили далеко не все условия и требования, но ЕС закрыл на это глаза, опасаясь, что иначе Восточная Европа передумает и останется в ничейной зоне, потенциально подверженной влиянию России. Второпях Евросоюз не произвел реформы внутреннего управления, рассчитывая, что успеет сделать это потом.

Легкомыслие сыграло с ЕС плохую шутку. Когда новые члены были приняты на старых демократических основаниях, весь механизм принятия решений в ЕС оказался практически парализован: из 25 стран всегда находился кто-то, кто был против. Старая Европа была сильно разочарована и озадачена, поняв, что новички, ни политический, ни экономический вес которы

У партнеров

    «Эксперт»
    №13 (652) 6 апреля 2009
    Мир после глобализации
    Содержание:
    Мир после Лондона

    Саммит «двадцатки» показал, насколько резко ослабло глобальное экономическое лидерство США. Геополитические позиции Вашингтона по-прежнему сильны за счет подавляющего военного превосходства, но это преимущество будет таять под грузом региональных конфликтов, в которые вовлечена Америка

    Спецвыпуск
    Реклама