Системная лихорадка

Экономика и финансы
«Эксперт» №16 (655) 27 апреля 2009
Реформировать пенсионное накопление нужно сильнее, чем предлагают пенсионные фонды и радикальнее, чем это готово делать государство
Системная лихорадка

Небольшой, слишком тесный зал забит до отказа: в РСПП заседает рабочая группа по развитию пенсионных систем. С трибуны первый зампред правления Пенсионного фонда России (ПФР) Александр Куртин рассказывает, что скоро порядок перевода пенсионных накоплений в негосударственные пенсионные фонды изменится в лучшую сторону. В задних рядах оживление: президенты негосударственных пенсионных фондов (НПФ) толкают друг друга локтями: «Спроси его, когда деньги за 2007 год переведут!» — «Сам спроси!»

«Приказ Минфина по чистому финансовому результату вступил в силу только сегодня (17 апреля. — “Эксперт”), — разводит руками Куртин. — Мы теперь должны пересчитать финансовый результат как нулевой и получить от государства деньги. В середине мая все отдадим! — И растерянно заключает: — Мы все думали, что рассосется. Но не рассосалось…»

Последняя фраза как нельзя лучше характеризует то, что сейчас происходит в пенсионной системе, но все же контекст надо пояснить. Речь идет о пенсионных накоплениях — то есть о деньгах, которые в обязательном порядке собираются с работодателей как накопительная часть трудовой пенсии. Их получает ПФР, временно инвестирует в госбумаги и лишь через 15–27 месяцев перечисляет в частные фонды. С взносами, собранными в 2007 году, приключился, мягко говоря, казус — на временном инвестировании ПФР получил убыток. Встал вопрос, что перечислять. В обязательной системе не может быть такого, что ПФР собрал 100 рублей, а передал 90. По информации «Эксперта», Минфин до последнего сопротивлялся просьбам ПФР возместить убытки от временного размещения. И лишь после весьма эмоционального разговора министра здравоохранения и соцразвития Татьяны Голиковой с Алексеем Кудриным приказ о том, что ПФР может получить из бюджета деньги на покрытие убытков, был подписан.

Это наглядный пример, иллюстрирующий сразу два момента. Во-первых, накопительная пенсионная система оказалась совершенно не готова к падению фондовых рынков: как только привычный рост сменился падением, систему залихорадило и лихорадит до сих пор. Во-вторых, вместо того чтобы хоть как-то приспособить ее к новым реалиям, правительство предпочло самоустраниться в надежде, что «рассосется», — индексы вырастут и проблемы сами собой отпадут. Получается парадокс: пенсионные деньги должны были бы, по идее, поддерживать экономику и финансовые рынки, а на самом деле стали головной болью для всех — и для будущих пенсионеров, и для пенсионных фондов, и для государства.

Нет такого слова «убыток»

Схематично накопительная пенсионная система (объединим в этом определении все, что не является системой страховой) сегодня выглядит так. Есть взносы, есть аккумулирующие их пенсионные фонды и есть управляющие компании (УК), которые инвестируют эти взносы в ценные бумаги. Основное отличие НПФ от, например, паевого фонда заключается в том, что НПФ берет на себя обязательства выплатить своему клиенту пенсию в соответствии с заранее определенными условиями. А обеспечиваются эти обязательства как раз финансовыми вложения