Найти белого тигра

Добыча углеводородов в России падает. Перелом этой тенденции возможен только при новой интерпретации геологических данных, опирающейся на геодинамическую теорию

Нефть и газ известны человечеству уже несколько тысяч лет. Задолго до нашей эры люди знали о выходах нефти и газа на поверхность Земли в бассейнах Черного и Каспийского морей. Поиск нефти не представлял тогда особых проблем. Однако по мере выработки доступных запасов геологи начинают придумывать все более тонкие и изощренные теории, объясняющие, где и как искать нефть. Это позволяет поддерживать более или менее стабильный рост нефтегазодобычи, несмотря на то что как минимум сорок лет мы только и слышим о скором истощении этих ресурсов. Правда, в России в последние годы добыча уже практически не росла, а в 2008-м и вовсе упала. Наметилась тенденция к выработанности гигантских месторождений Западной Сибири, открытых и освоенных еще в советское время. В расчете на новые нефтяные месторождения Восточной Сибири и Дальнего Востока Россия приступила к строительству грандиозного нефтепровода на Восток. Насколько оправданны эти ожидания, мы решили узнать у заведующего отделом геологии и геодинамики нефтегазоносных территорий Всероссийского научно-исследовательского геологического нефтяного института (ВНИГНИ) Василия Шеина, автора нескольких монографий, посвященных перспективам нефтегазоносности России. В них он продвигает все еще не признанную в нашей стране, но авторитетную в мире геодинамическую теорию, по-новому объясняющую строение месторождений углеводородов и перспективы их добычи.

— На сколько лет, по вашим оценкам, нашей стране хватит нынешних разведанных запасов при текущем уровне добычи?

— Считается, что доказанных запасов нефти у нас хватит примерно на 30 лет, по газу существенно больше. Но на самом деле запасы запасам рознь, и реально мы обеспечены запасами нефти не более чем на 12–15 лет при нынешнем уровне добычи и при том коэффициенте извлечения нефти, который характерен для нашей нефтедобычи. Хотя Минэкономразвития в свое время и планировало, что к 2010 году мы будем добывать 520–560 миллионов тонн, уже ясно, что это нереально. Сейчас добыча снижается, и она будет снижаться дальше.

— Получается, пока мы не освоим новые месторождения, нас ожидает большой провал по добыче?

— Провал будет колоссальный. В том числе и по геологическим кадрам — научным работникам и инженерам. Сейчас наш институт — институт пенсионеров. Талантливых и желающих глубоко изучать нефтяную геологию молодых специалистов мало. Наше поколение, не в обиду молодежи будет сказано, было романтичнее и энергичнее. Без новых кадров мы вряд ли решим проблему разведки. Но, в любом случае, для того, чтобы открыть и освоить прогнозируемые месторождения в той же Восточной Сибири, потребуется 12–15 лет. Что-то ускорить будет сложно: нужно сделать прогноз, затем осуществить геологические поиски — провести сейсморазведку, пробурить разведочные скважины, а потом еще нужно осваивать месторождение.

— Неужели этот процесс никак нельзя ускорить?

— Можно, но деньги надо вкладывать. Мы упустили то время, когда у нас в стране была райская жизнь с высокими ценами на нефть: тогда надо было денеж

У партнеров

    «Эксперт»
    №19 (657) 18 мая 2009
    Торжество закона
    Содержание:
    Они уже напуганы

    Борьба с коррупцией все-таки начинается. Чиновники-коррупционеры уже вынуждены изобретать более сложные и затратные схемы для ухода от уголовной ответственности

    Наука и технологии
    Культура
    На улице Правды
    Реклама