О победе бюрократии

Разное
Москва, 18.05.2009
«Эксперт» №19 (657)

Президентский законопроект, отменяющий выборность председателя Конституционного суда, привлёк гораздо меньше внимания, чем следовало бы. Превалирующей эмоцией оказалось недоумение: с чего это они? У всякого решения власти есть настоящие причины — и есть публичные обоснования. У обсуждаемой новации на первый взгляд не было ни того ни другого. Выбирали 19 судей КС председателя из самих себя; никого не трогали: за всё последнее время острейшей темой из жизни КС были бодания вокруг его переезда в Петербург. И вдруг — на тебе, давай теперь назначать председателя по представлению президента голосованием Совфеда, гарантированно одобряющего любую бумажку, где стоят правильные подписи. Что это означает и к чему приведёт? Приведёт это, на мой взгляд, к большому худу, а что означает — давайте разберёмся.

Сколько-нибудь веских публичных обоснований новшества как не было, так и нет. Не считать же таковым «необходимость унифицировать порядок формирования всех трёх высших судов России». Председатель КС возглавляет как первый среди равных полторы дюжины высококлассных юристов. Председатель Верховного или Высшего арбитражного суда стоит на верхушке пирамиды, в которой сотни судов, тысячи разных во всех отношениях судей и огромный аппарат. Наделение их полномочиями так же нуждается в унификации, как наделение полномочиями капитанов авианосца — и футбольной команды. Будто для симметрии, новость не вызвала и внятной критики. Так — в основном дежурные, без души, восклицания о всепожирающей «вертикали власти»; по сути — практически ничего. Вспоминая, что КС особенно значим в дни больших волнений, когда он может оказаться единственной опорой легитимности, пылко настроенные оппозиционеры радовались: а, забоялись кремлёвские! Чуют надвигающиеся волны народного гнева! Менее пылкие критики, указывая на более пылких, спрашивали у власти: вы этого, что ли, добивались? Зачем порождать ощущение близкой бури, когда никакой бури нет?

С тем бы новация и прошла — по поводу её судьбы в Думе едва ли стоит волноваться. Но тут, словно инициаторам проекта шуму показалось слишком мало, с некоторой задержкой пошли разъяснения истинного смысла обсуждаемой новости. Преобладали по-разному сформулированные признания: президент хочет большей управляемости КС — очень уж, мол, резво стал тот наращивать своё влияние. Эту не слишком легальную мысль можно ведь высказать и сравнительно культурно. Например, так: «Президент заинтересован в высокой степени предсказуемости поведения суда… Это дополнительная страховка, призванная исключить превращение КС в политического игрока». В таком аргументе заметна примесь саморазоблачения власти, что хорошо для правдоподобия. По одному этому многие поверили, что соль новации как раз в усилении контроля над собранием юридических небожителей, вердикты которых оспаривать не дозволяется. Между тем аргумент это слабый: «дополнительная страховка» тут будет невелика. Все 19 судей КС пользуются равными правами. И председатель — хоть назначенный, хоть какой — имеет точно

У партнеров

    «Эксперт»
    №19 (657) 18 мая 2009
    Торжество закона
    Содержание:
    Они уже напуганы

    Борьба с коррупцией все-таки начинается. Чиновники-коррупционеры уже вынуждены изобретать более сложные и затратные схемы для ухода от уголовной ответственности

    Наука и технологии
    Культура
    На улице Правды
    Реклама