Заложники победы

Итоги августовской войны с Грузией не зафиксированы. Российская политика на Южном Кавказе критически зависит от силовых механизмов

На вопросе об Абхазии и Южной Осетии висит целая гроздь международных проблем, прямо касающихся безопасности и внешнеполитических интересов России. Это проблема расширения НАТО (экспансия блока на восток заморожена, но никто пока не отказался от затеи в целом), соотношение позиций Москвы и Запада на постсоветском пространстве, российско-американские отношения. Понятно, что НАТО не станет принимать в свои ряды Грузию в ситуации, когда на признанной членами альянса территории этой страны расположены российские войска. Но в то же время именно эти войска и остаются единственной гарантией интересов России в регионе. Причем настойчивые заявления западных политиков о территориальной целостности Грузии и продолжающееся сотрудничество между ней и НАТО, по сути, легитимируют новую попытку официального Тбилиси вернуть под свой контроль Абхазию и Южную Осетию военным путем. Важное отличие от августа — тогда операция грузинских войск в Южной Осетии не была признана легитимной даже на Западе, поскольку противоречила подписанным Грузией и признанным международными организациями соглашениям об урегулировании грузино-осетинского конфликта. Сейчас эти соглашения не действуют.

Российские военные базы в Абхазии и Южной Осетии — это фактор сдерживания крупномасштабной военной авантюры со стороны Тбилиси. Но что делать, если грузинские власти решат вновь прибегнуть к тактике конфликта малой интенсивности, когда противоборствующие стороны балансируют между полномасштабными боевыми действиями и просто дипломатической конфронтацией? В преддверии августовской войны Грузия уже использовала этот прием: полеты беспилотных разведывательных аппаратов, периодические диверсии и провокации на границе с Южной Осетией и Абхазией. Если Россия в ответ на этот «беспокоящий огонь» задействует всю мощь своих контингентов в Абхазии и Южной Осетии, то мы получим рецидив августовского международного кризиса, но куда в менее удобных для нас обстоятельствах.

Осенью прошлого года многие ждали неких новых альянсов, которые изменили бы привычную ситуацию на Кавказе. Повод для этого давала высказанная Турцией идея «Кавказской платформы стабильности» и сентябрьский визит турецкого президента Абдуллы Гюля в Армению после многолетнего дипломатического противостояния двух стран. Ожидания не оправдались. Москве не удалось добиться признания Абхазии и Южной Осетии от своих союзников по Организации договора коллективной безопасности. Она не смогла по горячим следам урегулировать приднестровский конфликт. Подвижки в Нагорном Карабахе — с августа в Москве прошли уже две встречи лидеров Армении и Азербайджана — пока слишком неопределенны. Турецко-армянское сближение еще не получило какого-то конкретного содержания. Устойчивость российских позиций на Южном Кавказе слишком сильно зависит от двух военных баз, а значит, и от случайностей внутриполитической борьбы в двух республиках, где эти базы располагаются.

«Отечество» против «Единства»

Прошедшие 31 мая выборы депутатов парламента Южной Осетии стали самыми

У партнеров

    «Эксперт»
    №22 (660) 8 июня 2009
    Автопром
    Содержание:
    Почем Opel для народа

    Покупка концерна Opel группой инвесторов во главе со Сбербанком позволит появиться новому крупному игроку в мировом автопроме. Есть шанс, что этот игрок сможет вывести из кризиса российскую автомобильную индустрию

    Экономика и финансы
    На улице Правды
    Реклама