Быстро не получится

Повестка дня
«Эксперт» №23 (661) 15 июня 2009
Быстро не получится

11 июня министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу объявил о «завершении периода холодной войны» между Анкарой и Ереваном. «Турция стремится к установлению в кратчайшие сроки отношений с Арменией, как и со всеми своими соседями, на твердой и прочной основе». В перспективе эти государства планируют установление дипломатических отношений, открытие границы и создание совместной комиссии историков двух стран по рассмотрению проблемы геноцида армян.

Сближение, символическим началом которого стал визит 6 сентября 2008 года турецкого президента Абдуллы Гюля в Ереван на матч футбольных сборных Турции и Армении, выгодно обоим государствам. Для Армении открытие границы между этими двумя странами, закрытой Турцией в 1993 году в ответ на конфликт в Нагорном Карабахе, фактически станет выходом из режима экономической изоляции. (Сегодня товары в страну поступают либо через границу с Грузией, отношения с которой весьма напряжены, либо через Иран, к которому, как известно, применяется режим санкций.) Для Турции стабилизация отношений с Арменией будет означать ликвидацию одного из последних (наряду с проблемой Кипра) юридических препятствий на пути в Европейский союз. К тому же открытие границы с Арменией делает возможной прокладку транскаспийского трубопровода через эту страну, а не через Грузию, ставшую в последнее время политически нестабильной.

«Проблема сдвинулась с мертвой точки после российско-грузинского конфликта. По всей видимости, идет поиск альтернативных маршрутов энергоресурсов, — объясняет руководитель Центра исследования проблем Средиземноморья и Черноморья Института Европы РАН Алла Язькова. — Так что для самой Турции стабилизация отношений с Арменией — это не проявление каких-то симпатий, а решение сугубо деловых вопросов».

Однако на пути возможного сближения есть несколько серьезных препятствий. По-прежнему крайне сложными для сторон представляются решение Карабахской проблемы, а также вопрос о признании Турцией геноцида армян в 1915 году. Позиции сторон здесь диаметрально противоположные. И для Еревана, и для Анкары факт признания/непризнания сопряжен не только с идеологической, но и с материальной составляющей. Турецкие власти опасаются, что в случае признания геноцида Армения заведет речь о многомиллиардной финансовой компенсации, а армянские националисты требуют присовокупить к денежной компенсации еще и возврат под юрисдикцию Еревана «традиционных армянских земель» — то есть фактически половины восточной части Турции вместе с горой Арарат. Совместная комиссия историков не сможет урегулировать эти противоречия — более того, некоторые армянские политики не желают даже ее создания, утверждая, что тем самым ставится под сомнение достоверность факта геноцида.

Таким образом, в ближайшее время вряд ли стоит ожидать серьезных подвижек в армяно-турецких отношениях — по крайней мере до очередного «футбольного саммита» в октябре, когда в Анкаре состоится матч между сборными Турции и Армении, на который приглашен армянский президент Серж Саргсян.