Крупняк под защитой

Русский бизнес
«Эксперт» №23 (661) 15 июня 2009
Масштабного передела частной собственности на крупные производственные активы, находящиеся в России, в пользу иностранцев и государства пока не происходит. Прецеденты национализации в основном ограничены крупными банками
Крупняк под защитой

Нынешний мировой кризис, несмотря на всю драматичность, не представляет собой ничего экстраординарного для послевоенного периода. Пока нет никаких оснований сравнивать его с Великой депрессией 1929–1933 годов по глубине и последствиям. В худшем случае его аналогом окажется кризис 1973–1975 годов, приведший к значимым, но отнюдь не радикальным сдвигам в мировой экономике и политике.

Характер нынешнего кризиса и реакцию на него определяют следующие обстоятельства:

- синхронность вхождения в кризис ведущих экономик мира, причина которой — нараставшая в последние двадцать лет интернационализация экономики и особенно финансов;

- очень длинный и быстрый предкризисный подъем, вызвавший иллюзию возможности непрерывного роста. Насколько нам известно, такое мнение было распространено и в конце 60-х — начале 70-х годов ХХ века;

- сочетание обычного циклического спада, начавшегося с рынка жилья в США, и сдувания отраслевого пузыря в инвестбэнкинге в широком смысле. Заметим, что это сочетание обычно для всего послевоенного периода. На любом длинном подъеме формировался пузырь в какой-либо отрасли, секторе или на рынке, который затем резко сдувался, усиливая циклический спад.

Российский кризис на фоне мирового был абсолютно неизбежен. Вне зависимости от государственной экономической и любой другой политики в период подъема. Чисто гипотетически представима, конечно, политика, которая еще с первой половины 2000-х годов резко ограничила бы внешние заимствования или сделала их просто невозможными. Такая политика смягчила бы циклический спад, но одновременно «отменила» бы и предшествующий подъем.

Все старые разговоры о тихой гавани, которую должны обеспечить накопленные бюджетные фонды, валютные резервы ЦБ и профицит бюджета, — откровенная пропаганда либо непрофессионализм. Стабфонд, на наш взгляд, сыграл значимую антициклическую роль, но главным образом в период подъема, а не спада.

Кризис в России, вероятно, окажется глубже, чем в США, ЕС и других странах БРИК. От действий государства здесь также мало что зависит. Причина — меньшие размеры отечественной экономики в целом и внутреннего рынка в особенности (иначе говоря, более высокая открытость), а также повышенная доля энергоносителей, сырья и материалов в экспорте.

Как российский крупный бизнес проходит кризис? Грозит ли ему тотальная смена собственников в лице иностранных кредиторов или государства?

Неизбежный леверидж

Отечественный крупный бизнес, по всей видимости, еще более специализирован на производстве и экспорте энергоносителей, сырья и материалов, чем экономика в целом. Он также сильнее завязан на получение кредитов и инвестиций с мировых финансовых рынков. Поэтому нет оснований полагать, что кризис окажется для него менее глубоким, чем для экономики в целом, или что именно с него начнется послекризисное восстановление.

На наш взгляд, вторая характеристика — высокая зависимость от иностранного финансирования — неизбежно вытекает из первой — экспортно-сырьевой ориентации. Работая на весь мир, российские