Куда угодно, только не в Европу

Повестка дня
«Эксперт» №23 (661) 15 июня 2009
Куда угодно, только не в Европу

Крупнейшее в Туркмении и одно из крупнейших в мире газовых месторождений Южный Иолотань будет осваиваться китайцами. Несколько дней назад представители страны совместно с государственной нефтегазовой компанией CNPC подписали соглашение, по которому китайцы выделят на освоение месторождения с запасами около 7 трлн кубометров кредит в 3 млрд долларов, а само оно будет разрабатываться на условиях раздела продукции (СРП). Помимо масштабов, сделка знаковая и в других отношениях.

Во-первых, раньше туркменская сторона заявляла, что при разработке сухопутных месторождений будет привлекать иностранных инвесторов лишь в качестве подрядчиков. Получается, что для китайцев было сделано принципиальное исключение.

Во-вторых, соглашение знаменует крутой поворот энергетической политики среднеазиатского государства. Ранее монополией на покупку туркменского газа (около 40 млрд кубометров в год) обладал «Газпром», теперь же сопоставимым, если не более крупным покупателем должен стать Китай. Уже в следующем году ожидается пробный запуск газопровода в направлении Китая мощностью 30 млрд кубометров, в дальнейшем его пропускная способность будет увеличена до 40 млрд кубометров.

Произошедшее вовсе не закономерность. В 2007 году при посредничестве глав государств между Туркменией и российским «Газпромом» был подписан пакет предварительных соглашений о расширении и строительстве новых трубопроводов, увеличении объемов сбыта и сохранении закупочной монополии «Газпрома». Последний, в свою очередь, согласился резко повысить закупочную цену среднеазиатского газа. В марте нынешнего года намечалось подписание туркменским президентом Гурбангулы Бердымухамедовым в Москве соглашения, по которому «Газпром» должен был начать строительство газопровода Восток—Запад от гигантских месторождений на суше к существующей газотранспортной инфраструктуре.

Однако «эксклюзивные отношения» не состоялись. Президент Туркмении в Россию не приехал, а газовые подряды вскоре были объявлены предметом международного тендера. Ответ не заставил себя долго ждать: в том же месяце «Газпром» заявил о резком сокращении отбора туркменского газа, из-за несогласованных действий диспетчерских служб двух стран на соединяющем их газопроводе произошел взрыв. Экспортный канал через Россию для туркмен фактически закрылся на неопределенный срок.

Безусловно, туркменско-китайское соглашение наносит удар по геополитическим интересам России и позициям «Газпрома». В то же время это меньшее из двух возможных зол. В условиях нынешней неблагоприятной конъюнктуры, падения цен и спроса закупки в Средней Азии становятся для российской монополии серьезным бременем. Газ уже не дефицитный товар, свою добычу девать некуда. Тот факт, что часть среднеазиатского топлива переориентируется не на высокомаржинальный европейский рынок, где работают россияне, а на менее доходный китайский, у газпромовцев вызовет не только слезу печали, но и вздох облегчения. Туркменский газ уходит от «Газпрома» к китайцам. А значит, главную задачу российской мо