Цирк приехал

Книги
«Эксперт» №28 (666) 20 июля 2009
Цирк приехал

Питер Хег в каком-то смысле, что наш Пелевин: достигнув известности, пропал с радаров, перестал давать интервью и принялся изучать восточную философию. Что-то общее есть и в манере впрягать в одну телегу коня и трепетную лань: что в «Смилле и ее чувстве снега», что в новой «Тишине» Хег без церемоний пользуется мощностями авантюрного сюжета для того, чтобы протащить через сознание читателя и метафизику, и лирическую нить, а полуфантастичность героев и ситуаций сочетается с мастерской обобщенностью современного им (и нам) мира. В романах Хега с равной естественностью присутствуют отрезанные кусачками фаланги пальцев, танцоры на свободно висящей проволоке, музыка Баха и философствующие клоуны.

Главный герой «Тишины» — клоун-супермен сорока с небольшим лет, обладающий способностью слышать в мистических диапазонах. Он обременен обвинением в уклонении от уплаты налогов, а также грузом одиночества и упущенных возможностей. Герой заключает странный контракт с рыцарским орденом «светских монахинь», в свое время отколовшимся от православной церкви. Обязательства с его стороны — поиск пропавших «детей индиго», находившихся на попечении ордена, а также своеобразное «послушание» через личный финансовый и карьерный крах и, как выясняется позже, пробитый череп и пулю в животе.

Хег в свое время поступил мудро, оговорив с издательством неопределенный срок работы над романами; в «Тишине» это сказывается самым положительным образом. Пятисотстраничный том, густо насыщенный плутовскими коллизиями, лирикой и драматическими столкновениями, написан дробно, с многочисленными отступлениями и в то же время обладает замечательной внутренней целостностью. Хег в буквальном смысле ведет читателя по «свободно висящей проволоке»; в каком-то смысле это действительно цирк — искусство архаическое и вечно современное, чудесное сочетание выверенного мастерства и шаманских плясок над бездной, на грани жизни, смерти и любви.