ЦБ заскучал без спекулянтов

Экономика и финансы
«Эксперт» №28 (666) 20 июля 2009
Неделя и несколько миллиардов долларов понадобились Банку России, чтобы продемонстрировать степень своего контроля над курсом рубля. Однако настоящий экзамен на прочность валютного коридора регулятор будет сдавать осенью-зимой — в условиях нарастания сезонного бюджетного «рублевого навеса»
ЦБ заскучал без спекулянтов

После почти пятимесячного затишья на прошлой неделе российский валютный рынок пережил спекулятивную атаку на рубль, быстро и безоговорочно отбитую Банком России. Тем не менее макроэкономические и рыночные предпосылки к ослаблению рубля никуда не исчезли, что делает крайне актуальным прогноз развития событий на денежном и валютном рынке осенью.

Вдох-выдох

На торгах 13 июля курс доллара вырос на рубль с хвостиком, вернувшись к уровню конца апреля (33,06), а бивалютная корзина доллар–евро подскочила в цене до отметок конца марта (38,90). Дабы не допустить разрастания паники, ЦБ выбросил на рынок в пятницу (10 июля) и в понедельник (13 июля) приличные суммы валюты — по оценкам рыночных игроков, по 2 млрд долларов в день. В итоге уже к прошлому четвергу значения курсов рубля к доллару и корзине вернулись на уровни «до атаки». В деле подавления паники ЦБ действовал весьма решительно, не побоявшись напрячь банковскую ликвидность. Хотя MIBOR «на одну ночь» подрос почти на 1 процентный пункт, до 8,1% годовых, рыночная цена денег пока еще вполне терпима: ставка межбанка дешевле централизованного рефинансирования.

Наблюдая за развитием ситуации примерно с середины июня, наиболее прозорливые легко могли увидеть, что некоторый плацдарм для игры на понижение рубля создается. Оставалось, как говорится, нажать на спуск.

Это, с одной стороны, традиционная нервозность «в ожидании августа» — месяца, когда в России уж что-нибудь да всегда произойдет, — плюс желание определенной части народа, невзирая на кризис, все же выехать за границу на отдых и там потратить свои кровные. С другой стороны — явное угасание «весеннего ветра надежды» на глобальных рынках, немедленно отразившееся как на курсе нефтяного барреля, так и на желании покупать фондовые активы развивающихся стран. В результате — судя по динамике резервов — уже с конца июня обозначился отток капитала из России. Ну а активное сальдо торгового баланса с удешевлением нефти и малоэластичным импортом постепенно возвращается с майско-июньских 8,7–8,8 млрд долларов к зимним 7, а то и к 5 млрд долларов.

Еще один — уже целиком внутренний — фактор давления на рубль состоит в образовании в последние два месяца приличного «навеса» избыточных банковских резервов. К началу июля на депозитах и в облигациях ЦБ у банков накопилось 526 млрд рублей, это больше чем когда-либо, если смотреть на помесячную статистику (внутримесячно бывали суммы и побольше, но не долго — все это так или иначе выплескивается на рынки, если не в валютный курс, так в инфляцию). Дело в том, что начиная с мая возможности Центробанка стерилизовать бюджетные расходы путем сокращения рефинансовых кредитов банкам сузились, и денежная система вошла в режим «количественного смягчения» с нарастанием денег на счетах банков. Рассуждая по учебникам, бояться этого вроде бы не надо — избыточные резервы должны рано или поздно перетечь в кредиты, стимулируя экономический подъем. Но вышло иначе — кредитов как не было, так и нет (корпоративный кредитный портфель стагни