Бумажная деревня

«Эксперт» №29 (667) 27 июля 2009
Владелец первого в Китае бумажного музея мечтает превратить почти утраченное искусство ручного изготовления бумаги в преуспевающий бизнес. Пока повторное изобретение бумаги особой прибыли не приносит
Бумажная деревня

Все предки Ма Юнци делали бумагу. И все его односельчане тоже — с династии Хань, то есть уже не менее одной тысячи восемьсот лет. Так продолжалось вплоть до конца 70-х годов прошлого века, когда буквально в один день ручной труд вытеснили машины. «Говорят, из нашей деревни Бэйчжань происходит сам Цай Лунь (по официальным данным он родился в городе Лэйян, провинция Хунань – «Эксперт»), который изобрел бумагу в первом веке нашей эры, у нас даже есть небольшая кумирня в его честь», — говорит «Эксперту» Ма Юнци.

Семь лет назад Ма открыл музей бумаги на могиле Цай Луня в уезде Ханьчжун, в двухстах километрах от древней столицы Китая Сианя. Ма вложил миллион юаней в строительство нескольких павильонов, поиск и изготовление традиционных орудий для производства бумаги, обучение персонала. Ему удалось до мельчайших деталей восстановить древний процесс изготовления бумаги, который, впрочем, почти не изменился за последние две тысячи лет. На выходе получаются шероховатые листы желтоватого цвета, которые любой желающий может приобрести в музейной лавке — два юаня за маленький и пять за большой.

Смотритель музея Хань Чжиюань дарит мне целую пачку. «Мы думаем не столько о выгоде, сколько о просвещении, — говорит он, — многих пускаем без билетов, раздаем сувениры». На обшарпанном билетном киоске действительно висит табличка «Солдатам — бесплатно». Хозяин музея хочет вернуть своей малой родине славу бумажной столицы Китая и сделать из ручного производства бумаги прибыльный современный бизнес.

Родина бумаги

Ма учился делать бумагу у отца, которому это искусство преподал дед. Деревня Бэйчжань была известна по всему Китаю, сюда за бумагой приезжали и из Пекина, и из Шанхая. «В 50-х годах прошлого века в деревне проживало около восьми тысяч человек, один мастер мог сделать тысячу листов бумаги в день, которые продавались по одному фэню (сотая часть юаня) за штуку», — вспоминает Ма. В день деревня производила порядка 200 тыс. листов, в месяц — около 6 млн. Все это — без применения машин, с помощью всего нескольких приспособлений, придуманных еще Цай Лунем около двух тысяч лет назад. Спрос на бумагу превышал предложение, поэтому деревня была зажиточной, а листы бумаги иногда выполняли функцию альтернативной валюты — на них можно было купить еды, выпивки или даже какую-то домашнюю утварь.

Бумажный бизнес в деревне умер в конце 70-х годов после начала промышленного производства — крестьяне не выдержали конкуренции. За пятнадцать лет все оборудование пришло в полную негодность, часть была просто сломана и выкинута — Ма это выяснил в середине 90-х, когда, будучи главой партийной ячейки в деревне, решил попытаться восстановить заброшенный промысел. «В это время в Сиане прошла международная конференция по ручному производству бумаги, на которой наша деревня была официально признана одной из родоначальниц этого дела», — вспоминает он.

Решение пришло неожиданно, примерно в то же время государство начало восстанавливать мемориал изобретателю бумаги Цай Луню, полностью уничт