Поиграли по маленькой — и в гардероб

Тема недели
«Эксперт» №37 (674) 28 сентября 2009
Поиграли по маленькой — и в гардероб

Масштаб прогноза должен быть соразмерен масштабу личности прогнозирующего. Даже если великий ученый ошибается (вспомним высказывания Резерфорда о практической неприменимости ядерной энергии или Максвелла — о непригодности электромагнитной теории для промышленности), его заблуждение обладает позитивной энергетикой. Об «энергии заблуждения» в связи с творчеством Льва Толстого в одноименной книге хорошо написал Виктор Шкловский. Тут важнее не «угадал — не угадал», а кто, собственно, говорил. Прислушайтесь!

Ставки в игре будущего с настоящим велики: у будущего, как и у любого нормального казино, шансов на выигрыш больше. Но в отличие от казино ошибка большого игрока в сфере НТП значит больше, чем конкретный проигрыш в рулетку, — она дает надежду на джекпот идущим следом. История великих заблуждений дает пищу новым, достойным своей исторической роли визионерам. Смеющиеся над ошибками великих пигмеи сами остаются в истории комическими персонажами — сидеть на плечах гигантов легко и удобно, но что им удается разглядеть в тумане повседневности без присущей этим гигантам специфической оптики? Нано-, био-, эко- и прочий infotainment? Нет, вы, конечно, не ошиблись, потому что не играли.

Мы не против биотехнологических достижений, побед (пусть и сильно ограниченных) на материаловедческом, информационном или «зеленом» фронте. Но нынешние форсайты, при всем уважении к их разработчикам (неважно, о Японии, США, России или Европе идет речь), выглядят детской игрой, затеянной на деньги нескольких государственных ведомств и корпораций, о которой лет через сто не всякий историк вспомнит. Мейнстрим у всех один — будем жить дольше, болеть меньше, заботиться о климате и окружающей среде, сглаживать социальные и политические противоречия стареющего населения Земли. Кто сказал, что это недостойно звания мечты человечества? Зачем нам космос и океан, к чему нам дерзкие прорывы к тайнам материи, ведь углеводородов и воздуха должно хватить еще надолго, а баланс плохого и хорошего в человеке есть величина постоянная. И потому предсказуемая. Дайте мне прожить на двадцать лет больше и так, как я хочу, — мне от будущего ничего, по большому счету, и не надо. Амбивалентная шутка Стругацких: «Будущее — это тщательно обезвреженное настоящее» — становится универсальной тезой уже практически сформировавшейся парадигмы управления расслабившимся человечеством.

Если бы не энергетический и ресурсный кризис, дремота на плечах гигантов длилась бы вечность. Но вот потревоженные нетщательно обезвреженным будущим пигмеи очнулись. Где наши углеводороды, где неисчерпаемые ресурсы пресной воды, какие вирусы неподконтрольны нашей медицине? Ну разве не жаль этих людей, чуть ли не с рождения упокоившихся в цивилизационном комфорте своей «заплечной» позиции?

Пигмеи — это мы с вами. Наши сегодняшние попытки предугадать будущее не то чтобы неинтересны — они этому самому будущему, скорее всего, не соответствуют. Даже форсайты великих наших предшественников удавались, дай бог, на треть. Мы ведь и ошибить