КНДР на заднем плане

Международный бизнес
«Эксперт» №38 (675) 5 октября 2009
В китайском городе Даньдун, расположенном на границе с КНДР, очень ждут открытия северокорейской экономики. И делают все возможное, чтобы ускорить этот процесс
КНДР на заднем плане

Вон там северная кореянка стирает штаны, вон северный кореец спит. А вот житель КНДР сидит на берегу, только его снимать не надо, а то он кинет в нас камень», — Ван Вэй показывает вмятину на боковом стекле моторки, на которой мы рассекаем по реке Ялу. «Я же сказал, не снимай, у него вообще на поясе кобура с пистолетом», — волнуется Ван Вэй. Но мужчина в накинутом на плечи военном кителе никак не реагирует на движения сотового телефона и лишь провожает моторку взглядом.

Поселок Ибукуа в 40 километрах от города Даньдун в провинции Ляонин — самое близкое к Северной Корее место, куда иностранец может добраться без посещения консульства КНДР. На самом деле мы плывем в корейских территориальных водах, справа северокорейский остров с полицейской станцией, слева северокорейская военная часть с пограничниками на вышках. «Вот тут женский барак, там — мужской. А там домики высшего офицерского состава. Вот в этом бараке когда-то провел несколько ночей сын Мао Цзэдуна Мао Аньин, убитый на корейской войне», — Ван Вэй отлично знает эти места, он бывает здесь несколько раз в день. Водители моторок платят северокорейским военным, которые сквозь пальцы смотрят на то, что те хозяйничают внутри корейской территории. Еще на пристани меня накормили маленькими худосочными корейскими крабами — китайцы ловят их по ту сторону водной границы.

Даньдун — главное китайское окно в КНДР, этот город во многом живет за счет приграничной торговли и туризма. Почти все мои собеседники из числа местных жителей либо были в Северной Корее как туристы, либо вели или ведут там свой бизнес. Пожалуй, только в Даньдуне понимаешь, насколько сильно присутствие Китая в КНДР — по единственному мосту через реку вереницей идут грузовые машины с товарами. Пока этот бизнес не приносит серьезных доходов, но многие здесь говорят, что инвестируют в будущее. Когда и если экономика КНДР по-настоящему откроется миру, даньдунцы окажутся первыми в очереди на получение дивидендов.

Торговый партнер

В 2008 году общий объем торговли между Китаем и КНДР оценивался в 2,8 млрд долларов. Через Даньдун прошло чуть меньше половины этого потока. Если учесть, что на Китай приходится около 60% всей внешней торговли КНДР, получается, что небольшой городок на севере Китая с населением 700 тыс. человек обеспечивает чуть ли не четверть всего торгового баланса Северной Кореи.

Очевидно, что у Даньдуна в торговле с КНДР серьезный профицит, из Китая в Северную Корею гонят промышленные, бытовые товары и оборудование, обратно и в намного меньших объемах везут простейшие сельскохозяйственные товары и полезные ископаемые. В целом профицит Китая в экономических отношениях с КНДР достигает 1,3 млрд долларов, а объемы торговли в 2008 году выросли на 49% по сравнению с 2007-м.

Бизнесмен Ань Лихунь — один из тех, кто занимается поставками товаров из КНДР. «Я выращиваю орехи недалеко от границы, потом везу в Китай и продаю. Получается выгодно», — рассказывает он. Из северокорейских товаров в самом Даньдуне можно найти только женьшеневую