Инновации: сколько вешать в граммах

Наука и технологии
«Эксперт» №38 (675) 5 октября 2009
Глава «Роснано» Анатолий Чубайс уверен, что для развития инновационной экономики в России необходимо модернизировать законодательство, создать стимулы для деятельности крупного бизнеса (особенно сырьевых монополий) в инновационной сфере и строить национальную инновационную систему начиная с регионов
Инновации: сколько вешать в граммах

- Анатолий Борисович, волею судеб вы стали одной из ключевых фигур в отечественном инновационном процессе. Процесс этот идет давно, он уже миновал несколько стадий. Специалисты хорошо помнят следующие основные этапы: создание государственных фондов на конкурсной основе (еще во времена гайдаровского правительства и министерского поста Бориса Салтыкова); мегапроекты, инициированные Андреем Фурсенко; запуск ФЦП, связанных с научно-техническим развитием; затем создание особых экономических зон и Российской венчурной компании под эгидой Германа Грефа. После создания «Роснано», похоже, наступил новый этап. Как бы вы его охарактеризовали?

— Я бы, наверное, его охарактеризовал как переход всех представлений об инновационной экономике на качественно новый уровень — и с точки зрения того, что уже создано в стране, и с точки зрения того, что нужно создавать. У меня есть ощущение, что как раз в этой области сейчас происходит переделка основ, пересмотр картины — начиная с регионального уровня, малого и среднего бизнеса и заканчивая президентом страны. И сразу же замечу: хорошо, что этот пересмотр происходит одновременно на самых разных уровнях. Теперь о том, как эта картина меняется.

Меняется она, в общем, не с нуля, я не согласен с теми, кто говорит, что у нас вообще ничего не сделано. Это не так. В стране в этой области по-настоящему начали работать, если объективно говорить, где-то в конце девяностых. И за это время кое-что сделано. И на государственном уровне, и на уровне реальной жизни, экономической и общественной. И этот первый этап имел свой смысл. Другое дело, что мы на нем явно застряли и он уже не адекватен тому, что нужно сегодня. И совершенно ясно, что за прошедшие восемь лет можно было сделать больше.

Вы упомянули Андрея Фурсенко. Я согласен с тем, что он один из родоначальников инновационной культуры у нас. Выберите случайным образом десяток человек из отечественного инновационного комьюнити — для них Фурсенко будет высочайшим авторитетом. И не потому, что он назначенный начальник: он все начинал делать своими руками, не все получилось, наверное, кто-то ругает его, кто-то хвалит, но без его инновационной прививки нам всем сегодня было бы совсем трудно.

Этот старт закладывался еще решениями вице-премьера Салтыкова, до сих пор очень уважаемого в инновационных кругах человека. Тогда, во второй половине, как теперь положено говорить, «проклятых девяностых», и возникли первые элементы этой культуры — инновационные компании, венчурные фонды, появилась Российская ассоциация венчурного инвестирования и другие инфраструктурные организации. Некоторые из них (их десятки) выжили — проинвестировали проекты. Не стали, конечно, «Майкрософтами», но и не погибли. Можно более подробно анализировать, что еще было сделано за это время. Я бы тем не менее прораставшую снизу инновационную культуру обязательно отметил как очень важную часть того, что произошло в стране за это время. Например, в стране есть бизнес-ангелы, мало кто об этом знает. И мы сейчас будем им п