Зачем рублю плавать

Экономика и финансы
Москва, 02.11.2009
«Эксперт» №42 (679)

Рубль укрепляется. По отношению к бивалютной корзине — практически монотонно с середины августа. С учетом колебаний в паре доллар—евро (доллар слабел по отношению к евро почти весь октябрь, пробив символический уровень 1,50 и на какое-то время порадовав биржевых игроков взлетом цен на нефть) это укрепление стало особенно заметно в последний месяц, когда пали психологические рубежи — сначала 30, а потом и 29 рублей за доллар, ниже которых, как почему-то считалось, курс доллара мы уже не увидим никогда. Очевидно, эти цифры вызвали легкую панику у держателей валютных активов. Обозначился их сброс, или, выражаясь бухгалтерским языком, приток капитала, против которого ЦБ применил испытанную защиту в виде валютных интервенций, только за первые две декады октября составивших никак не меньше 10 млрд долларов. Последний и единственный раз в этом году такое мы видели лишь в мае. Все остальное время, после того как ЦБ в январе прекратил поддержку рубля, его курс двигался сравнительно свободно.

В действительности в наблюдаемом эпизоде укрепления рубля нет ничего удивительного и, скорее всего, он еще далек от завершения. Та же бивалютная корзина сейчас стоит на 13,6% дороже, чем до начала девальвации год назад; накопленная с тех пор рублевая инфляция у нас составляет менее 10%, и, стало быть, реальный курс рубля все еще занижен. Да, условия изменились — цена на нефть ниже прошлогодних максимумов, да и притока внешних займов, хоть сколько-нибудь сопоставимого по мощности с уровнями «до августа 2008 года», сейчас нет. Но и спрос на иностранную валюту внутри страны сегодня ниже, чем до кризиса. Минфин не покупает сейчас валюту в нефтегазовые фонды, импорт тоже упал. Банки, очевидно, уже отдали за границу все долги, какие хотели; нефинансовые компании их вновь набирают; население, очевидно, продает валюту, ожидая худшего; и приток капитала с этой стороны вполне может заместить собой прошлогодние займы.

Исходя из этой логики курс 25 рублей за доллар (получается тем же пересчетом прошлогодних минимумов на величину инфляции) и даже 20 рублей за доллар никоим образом не выглядит невозможным, если не считать того, что ЦБ все еще, наверное, придерживается каких-то формальных границ курса, о которых все уже успели позабыть, и, вероятно, встанет на их защиту. Увидим ли мы их? А вот тут ничего определенного сказать нельзя, да и не нужно. Вопрос этот должен решаться рынком, а ответ на него — конечно, может быть, и важный с точки зрения отдельных производств или держателей сбережений в тех или иных валютах — для экономики в целом не имеет особого значения.

Как ЦБ следует относиться к этим колебаниям курса? Сохранит ли он верность провозглашенному движению к гибкому курсу рубля или на какое-то время поддержка тех или иных рубежей курса останется целью, как того требует общественность, а в последнее время почему-то уже и МЭР устами своего замминистра Андрея Клепача? С какой целью сейчас проводятся интервенции — лишь для сглаживания волатильности курса и, может быть, воздейств

У партнеров

    «Эксперт»
    №42 (679) 2 ноября 2009
    Пенсионная реформа
    Содержание:
    Отодвинем старость подальше

    Пенсионный возраст в России слишком низок. Такую нагрузку на финансовую систему не позволяет себе ни одна развитая страна мира. Нарастающий дефицит Пенсионного фонда и демографические тенденции объективно приведут к увеличению пенсионного возраста

    Международный бизнес
    Реклама