Интервью с Эдвардом Кауфманом

Тема недели
«Эксперт» №45 (682) 23 ноября 2009
Эдвард Кауфман — американец, более пятнадцати лет работающий в России, соруководитель блока Корпоратив-но-инвестиционный банк Альфа-банка: «Российские топы дадут фору западным по умению принимать быстрые и верные решения в кризисной ситуации».
Интервью с Эдвардом Кауфманом

— Какие качества кандидата на пост топ-менеджера, на ваш взгляд, наиболее актуальны в кризис?

— В кризис необходимо принимать решения быстро. Для этого нужна гибкость. Казалось бы, легко уволить людей, быстро сокращая издержки. Но это необходимо делать очень взвешенно. Проводя небольшое сокращение, мы рассматривали каждого работника очень внимательно: действительно ли он не пригодится компании в будущем? Нужны также уверенность в себе и спокойствие, особенно при сотрудниках, чтобы они чувствовали стабильность и надежность, исходящие от босса. Я помню, как зимой 2009 года не спал ночью. Смотришь до двух ночи по Bloomberg, как падают американские рынки, и созваниваешься с менеджерами нашей компании в США. Ведь такого не было с 1929 года, чтобы акции крупной компании проваливались в неделю на 20 процентов или на 10 процентов за один день. Мы переживали, но в офисе наш персонал этого не чувствовал. И мы старались быть максимально открытыми, объясняя, какие задачи мы ставим на данный момент и почему именно эти задачи, так как люди были крайне не уверены в себе на фоне некоторых сокращений.

— Сейчас все говорят о дефиците эффективных топ-менеджеров в России. Насколько это связано с эффективностью работодателей, ведь до кризиса они сами перекупали кандидатов не глядя, тем самым разогревая рынок?

— Все дело было в росте рынка. Западные собственники банков тоже оказались не готовы к нему. Придя на этот рынок, банки активно покупали людей, давая им компенсационный пакет в два-три раза больше, чем те получали в российских компаниях, а затем увольняли их в кризис. Так что это не ошибка российских собственников, которые переплачивали менеджерам. Я знаю один западный инвестбанк, который очень активно проводил такую политику. Или вот, например, бельгийский банк KBC перед кризисом купил Экспо-банк за миллиард долларов, а сегодня он выставлен на продажу, и цена его будет в разы ниже. И никакой опыт не помог. Скорее наоборот, растущий большими темпами рынок научил российских управленцев принимать быстрые и верные решения в сложной ситуации и быть гибкими. Они даже более гибкие, чем мои западные коллеги, которые делали бизнес в условиях стабильности.

— Правда ли, что российские работодатели не прописывают в контракте задачи топ-менеджера?

— Таковы были условия перегретого рынка. А российские собственники еще не знают правила игры, хотя ряд крупных российских компаний уже выстроил привязку дохода топ-менеджера в виде KPI, прибыли, доли рынка. Но когда на бегущем рынке все продукты прибыльные, это не актуально. Можно нарастить долю на каком-то из рынков, затем продать ее, потому что для тебя она менее значима, а для другой компании приоритетна. Никто внимательно не смотрел на привязки к бонусам, самое главное — есть рост. Привязка важна, когда рынок стабилен.

— Насколько подробно можно прописать контракт с топом?

— Это сложно сделать, обычно есть привязка к конечным результатам финансового года или проекта. Можно прописать ключевые моменты, например, директору автомо