Предмет несостоявшегося разговора

Политика
Москва, 21.12.2009
Общественная дискуссия об отмене смертной казни в России закончилась, не успев начаться. Но это лишь подчеркивает те фундаментальные идейные развилки, на которых мы сейчас стоим

Сергей Михайлов из деревни Липовка Архангельской области в 1995 году был приговорен судом к расстрелу. Ему инкриминировали изнасилование и убийство десятилетней девочки. Два года он провел в камере смертников. В 1997 году поймали настоящего убийцу, следствие располагало вещественными доказательствами. Но и после этого дело Михайлова не было пересмотрено. В 1999 году президентская комиссия по помилованию заменила ему смертную казнь 25 годами тюрьмы. Еще через год срок уменьшили до восьми лет, а в 2001 году Михайлова освободили условно-досрочно. Он не реабилитирован до сих пор.

В такой правоприменительной реальности Россия обсуждает вопрос о допустимости смертной казни. То есть, собственно, она его и не обсуждает. Конституционный суд в ноябре постановил, что смертные приговоры выноситься не должны. Он сослался на Протокол № 6 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, запрещающий применение смертной казни в мирное время, который был подписан Россией в 1996 году, но так и не ратифицирован Государственной думой. А также на статью 18 Венской конвенции о праве государственного договора, согласно которой государство не может совершать действия, противоречащие подписанному договору, если не было принято решение об отказе от его ратификации. Юридически все корректно. Но КС не порекомендовал законодателям ни ратифицировать Протокол № 6, ни исключить смертную казнь из числа предусмотренных Уголовным кодексом наказаний. Судьи лишь констатировали, что в России «происходит необратимый процесс, направленный на отмену смертной казни». Другими словами, процесс идет, проблема когда-нибудь рассосется.

Уклончивость Конституционного суда можно понять. С одной стороны, большинство российских граждан поддерживает возобновление вынесения смертных приговоров. По ноябрьским данным Левада-центра, 41% опрошенных выступает в поддержку применения смертной казни в том объеме, в котором она применялась в РФ в начале 1990-х годов (нынешний Уголовный кодекс допускает смертную казнь за убийство с отягчающими обстоятельствами, посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, лица, осуществляющего правосудие или расследование преступления, сотрудника правоохранительных органов, а также за геноцид), а расширение ее применения поддерживает еще 12% опрошенных. По данным ВЦИОМ, сейчас 79% опрошенных оправдывают применение смертной казни к совершившим изнасилование несовершеннолетних, 65% — поддерживают казнь террористов. Большинство наших сограждан поддерживают смертную казнь в отношении наркоторговцев (61%) и сознательных убийц (60%). Разумеется, уровень поддержки смертной казни разнится в разных социальных группах, наиболее высок он среди пожилых жителей мелких и средних городов. По словам специалиста Левада-центра Дениса Волкова, даже сторонники смертной казни не питают особых иллюзий относительно качества нашей правоохранительной системы. Но тем не менее в глазах властей отмена этой меры наказания — шаг непопулярный. А непопулярных шагов вла

У партнеров

    «Эксперт»
    №49 (686) 21 декабря 2009
    Новогодние распродажи
    Содержание:
    Скромный ажиотаж

    Новогодние распродажи в этом году не привели к росту продаж товаров длительного пользования. В основном россияне покупают продукты питания к праздничному столу и традиционные новогодние подарки

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Экономика и финансы
    На улице Правды
    Реклама