Натурализация колонизаторов

Москва, 28.12.2009
«Эксперт» №1 (687)
Модернизация на Тайване проходила под руководством квазиколониальных властей, которые постепенно превратились в национальную элиту

Для правильной оценки послевоенной модернизации Тайваня стоит вспомнить довоенную историю острова, который на протяжении нескольких столетий менял хозяев. Коренное население острова, относящееся к австронезийской этнической группе, оказалось на второстепенных ролях еще с XVII века, когда за несколько десятилетий на Тайвань переселилось около 100 тысяч иммигрантов из Китая, преимущественно с востока страны (район нынешней провинции Фуцзянь). Затем на протяжении 300 лет Тайвань находился в руках голландцев, китайских династий Мин и Цин, и наконец, с 1895 года — японцев, управлявших островом вплоть до окончания Второй мировой войны.

Если от голландцев и маньчжуров на Тайване следов почти не осталось, то японцы взялись за остров всерьез — японское влияние ощущается здесь до сих пор, небольшие городки на юге острова очень напоминают японскую провинцию.

В целом японцы были достаточно ответственными колонизаторами, и уж во всяком случае Тайваню повезло больше, чем другим японским колониям: в Токио отводили острову важное место в геополитической стратегии, поэтому серьезно вкладывались в его развитие. Уровень грамотности вырос с 1% в 1905-м до 57,1% в 1935 году, а доля детей, посещающих начальную школу, — с 8,7 до 57,1%. Понятно, что японцы заботились о Тайване не из соображений благотворительности — им нужна была квалифицированная рабочая сила, сначала для развитого аграрного производства, а в перспективе и для создания на острове индустриальной базы.

Второго японцы сделать не успели, но первое им удалось вполне. К концу японской колонизации рис и сахар обеспечивали 70% всего тайваньского экспорта, в основном в Японию, откуда на Тайвань поставлялись удобрения, промышленные и потребительские товары. Важно и то, что японцы сформировали новую национальную идентичность тайваньцев: жители острова, особенно родившиеся при колониальном режиме, перестали ощущать себя китайцами, что во многом определило социальное и политическое развитие Тайваня во второй половине XX века.

Пришельцы с материка

Новые хозяева Тайваня — сторонники партии Гоминьдан, проигравшей коммунистам борьбу за власть в материковом Китае, — рассматривали остров как временное пристанище, за которым неминуемо последует триумфальное возвращение на материк. Именно это ставят в вину «пришельцам» коренные тайваньцы.

Факты же говорят о том, что Гоминьдан довольно быстро занялся фундаментальными экономическими реформами на острове, и здесь гоминьдановские власти вели себя куда более последовательно, чем в материковом Китае, где последние годы пребывания партии у власти были отмечены разгулом коррупции, инфляции и отсутствием какой-либо позитивной программы. Остров не оказал Гоминьдану особого сопротивления, единственная попытка мятежа в 1947 году была жестоко подавлена спешно присланным с материка усиленным военным контингентом, а в 1949 году на Тайвань перебралась основная масса гоминьдановцев — около 1,5 миллиона человек, в основном технических специалистов, военных и чиновников. Именно эти люди на три десятилетия сделались политической, военной и интеллектуальной элитой острова, который они стали считать домом лишь через годы после переселения.

Поскольку Тайвань мало пострадал во время Второй мировой войны, можно сказать, что Гоминьдан начал свои реформы, опираясь на японское колониальное наследие. Достаточно вспомнить, что новые власти получили в наследство от Токио около 500 крупных предприятий в тяжелой промышленности и примерно столько же мелких компаний в легкой промышленности, ранее принадлежавших колониальным властям или крупным японским предприятиям — дзайбацу. Крупные корпорации были национализированы, а мелкие выставлены на аукционы и стали основой зарождающегося частного бизнеса, почти не существовавшего при японцах. Токио жестко контролировал все банковские структуры на острове, местному бизнесмену было практически невозможно получить кредит, поэтому тайваньский бизнес был преимущественно мелким, семейным и опирался на неформальные источники финансирования.

Земельная реформа

Первым серьезным преобразованием Гоминьдана на Тайване стала земельная реформа, в ходе которой участки земли были переданы в собственность тем, кто на них работал. Реформа прошла относительно быстро и безболезненно во многом потому, что до войны большие участки земли принадлежали японцам и оказались фактически ничейными.

Земельная реформа была жизненно необходима Гоминьдану, которому надо было не только заботиться о повышении благосостояния коренных жителей острова, но и как-то кормить полтора миллиона новых переселенцев. В период между 1952-м и 1969 годом правительство закупало примерно 50% всего выращенного на Тайване риса, и 60% этих закупок шло на обеспечение армии и чиновничества, а также их родных и близких. В результате реформы на острове резко выросли объемы сельскохозяйственного производства — в период с 1952-го по 1965 год они увеличивались ежегодно в среднем на 12,8%.

Борьба с импортом

В промышленности новые тайваньские власти решили прибегнуть к одной из самых популярных мер, соответствовавших распространенным в то время экономическим воззрениям, — политике замещения экспорта. Во многом это решение было вынужденным: высокие темпы инфляции и отсутствие внутренних сбережений заставляли местные власти ограничивать импорт и мириться с завышенным валютным курсом.

Изначально политика распространялась лишь на три отрасли промышленности — химические удобрения, производство пластика и текстиля, причем если в первой сфере упор делался на крупные государственные компании, то во второй было решено использовать в основном частный сектор. Позже в список привилегированных отраслей были добавлены производство синтетических волокон, стекла и пищевая промышленность. Меры стимулирования и поощрения включали введение заградительных пошлин, предоставление валюты для закупок оборудования за рубежом, целевые займы и недопущение на рынок новых конкурентов. В текстильной индустрии власти также предоставляли фабрикам хлопок, поставлявшийся на Тайвань в рамках помощи со стороны США, и гарантировали коммерсантам выкуп всей произведенной продукции.

Принятые меры, безусловно, помогли развитию легкой промышленности на Тайване, но вызвали целый шквал критики. Правительство обвиняли в фаворитизме по отношению к отдельным отраслям, коррупции, а сами предприятия — в производстве некачественной продукции.

Все на экспорт

Политика замещения импорта захлебнулась уже в конце 1950-х годов, экономический рост замедлился, что привело к увеличению безработицы. Кроме того, стало ясно, что США будут постепенно сокращать объемы экономической помощи острову. В правительстве одно время хотели расширить замещение импорта на производство долгосрочных потребительских товаров и оборудования, однако в условиях бедного на природные ресурсы Тайваня это было малореально.

Не сразу (и вначале во многом под давлением со стороны иностранных экспертов) ставка была сделана на развитие экспортного производства. Главной целью было наращивание экспорта промышленных товаров, нацеленное на обеспечение занятости избыточной рабочей силы и зарабатывание иностранной валюты, которая должна была стать основным источником экономического роста.

Новые хозяева Тайваня — сторонники партии Гоминьдан — проиграли коммунистам борьбу за власть в материковом Китае, но первое время рассматривали Тайвань лишь как временное пристанище tv_1.jpg
Новые хозяева Тайваня — сторонники партии Гоминьдан — проиграли коммунистам борьбу за власть в материковом Китае, но первое время рассматривали Тайвань лишь как временное пристанище

Сперва средства на развитие экспорта было решено получить через приватизацию государственных предприятий и внешние заимствования, однако в дальнейшем основным источником финансирования стали краткосрочные экспортные кредиты, налоговые льготы и прямые иностранные инвестиции. Практически все экспортные компании подпадали под действие специального режима налогообложения, правительство также поощряло создание новых предприятий в передовых секторах, таких как электроника. Вместе с тем экспортные кредиты не были привязаны к конкретным отраслям промышленности — их могла получить любая фирма с подтвержденными экспортными заказами. Это помогло создать на Тайване множество мелких и средних предприятий наряду с крупными компаниями.

Именно это сочетание развитого мелкого и крупного бизнеса в будущем станет одним из главных конкурентных преимуществ острова — здесь можно было создать цепочку поставщиков для производства практически любого товара без необходимости импортировать компоненты из-за рубежа. Государство также основало десять индустриальных центров, на базе которых позже были созданы технопарки.

Глубже и шире

К началу 1970-х годов структура экономики Тайваня претерпела существенные изменения: промышленность обогнала сельское хозяйство и по числу занятых, и по объему производства, а частный сектор опередил государственный в структуре промышленного производства. И все же новая серия реформ была неизбежна: развитие трудоемкой легкой промышленности привело к нехватке рабочей силы на острове, а на внешних рынках тем временем усугублялся протекционизм, что могло в перспективе снизить темпы роста тайваньского экспорта.

На Тайване решили уделить больше внимания развитию тяжелой промышленности: производство стали, продуктов нефтехимии и судостроение не только смогли бы удовлетворить растущий спрос со стороны экспортных предприятий, но и помогли бы развитию военной индустрии. Тут никогда не забывали об угрозе со стороны материкового Китая, а американская военная помощь не могла длиться вечно. Индустриализация в тяжелой и химической промышленности прошла с ограниченным успехом: властям так и не удалось подвигнуть частный капитал на инвестиции в крупномасштабные проекты, а государственных денег было недостаточно для полномасштабной индустриализации, средства специально созданного для этих целей Фонда развития пошли на докапитализацию существовавших госпредприятий и различные инфраструктурные проекты.

Структура экономики острова фактически осталась прежней, с акцентом на трудоемкие отрасли, такие как производство текстиля и потребительская электроника. После нефтяного кризиса и начала мировой рецессии усилия по углублению индустриализации были свернуты, и приоритетом вновь стала поддержка существующих экспортных предприятий.

Век информации

С начала 1970-х на Тайване начинается новая стадия реформ, во многом срисованных с южнокорейского образца. Правительство выделяет стратегические отрасли промышленности, такие как машиностроение и информационные технологии, которые получают полномасштабную государственную поддержку.

Не все проекты увенчались успехом: скажем, на Тайване так и не смогли наладить выпуск автомобилей, которые бы пользовались успехом на внешних рынках, и это несмотря на два десятилетия заградительных импортных пошлин. Чуть успешнее пошли дела в производстве оборудования, где тайваньские компании смогли выйти на ведущие роли в нескольких сегментах рынка. Но настоящий прорыв произошел в информационной отрасли, в которой в отличие от первых двух ключевая роль была отведена частному сектору.

Участие государства ограничивалось налоговыми льготами и целевыми беспроцентными займами. Кроме того, власти создали несколько технопарков и исследовательских институтов, в задачу которых входили разработка новых технологий и воспитание высококвалифицированных кадров для стремительно растущей индустрии. Только Исследовательский институт промышленных технологий подготовил более 10 тысяч сотрудников для новых компаний. Именно эта реформа позволила Тайваню максимально полно использовать возможности в материковом Китае, после того как в 1988 году власти КНР начали активно привлекать тайваньские инвестиции.

От колонизаторов к национальной элите

Важнейшим итогом модернизации на Тайване стала трансформация Гоминьдана, который за 40 лет сумел превратиться из де-факто колониального режима в партию, отражающую интересы широких слоев населения острова. Это происходило как за счет изменения отношения переселенцев к Тайваню, который с течением времени все больше воспринимался не как временная база, а как новый дом, так и в результате вовлечения в управление местных кадров.

Так, если в 1959 году только 37% сотрудников центрального аппарата были коренными тайваньцами, то к 1991 году их доля выросла до 66%, включая и третьего президента острова Ли Дэнхуэя. Рост благосостояния местных жителей вынудил Гоминьдан провести политическую реформу, в 1986 году была официально зарегистрирована Демократическая и прогрессивная партия, ставшая основным конкурентом Гоминьдану на местных и общенациональных выборах.

Во многом движущей силой политических перемен стал крупный частный бизнес, где традиционно была высока доля коренных тайваньцев. Местным жителям было сложно сделать карьеру в крупных государственных компаниях, контролировавшихся Гоминьданом, поэтому они реализовывали себя в частном бизнесе.

Гонконг

У партнеров

    «Эксперт»
    №1 (687) 28 декабря 2009
    Модернизация
    Содержание:
    Забытые уроки прошлых успехов

    Победа неолиберального подхода к экономике отбросила назад в своем развитии целые регионы мира. Пора вспомнить, как устроен шумпетеровский капитализм повышающейся отдачи в материальном инновационном секторе, который в действительности обеспечил подъем ведущих экономик в предыдущие столетия

    Реклама