Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Славное тридцатилетие

2009

Голлистская модель модернизации экономики Франции после Второй мировой войны показала себя весьма эффективной

Экономические итоги Второй мировой войны были чрезвычайно негативными для Франции. Война и оккупация нанесли большой ущерб французскому хозяйству. Объем промышленного производства в первые месяцы после освобождения страны сократился в 2,5 раза по сравнению с довоенным уровнем, были выведены из строя две трети железнодорожных линий, 80% мощностей нефтеперерабатывающей промышленности.

Общие потери, связанные с войной и оккупацией, оценивались в 1000 млрд франков 1938 года, что превышало четвертую часть национального достояния Франции, против одной десятой, как было в итоге Первой мировой войны. К этому надо добавить негативный эффект фактического отсутствия обновления оборудования, причем к шести годам войны надо приплюсовать предвоенный период десяти лет депрессии. В результате разрушений, роста устарелости оборудования отставание Франции в области промышленного производства от других развитых стран увеличилось.

За годы войны ослабли международные экономические позиции страны. По официальным данным, приведенным в работе «Национальное имущество Франции», французские капиталовложения за границей после Второй мировой войны сократились по сравнению с 1913 годом почти в 10 раз.

Встала задача не только восстановить довоенный экономический потенциал, но и осуществить, как писал видный французский экономист Робер Буэн, «великие мутации», что и стало основным содержанием экономического развития страны в последующий период.

Новая концепция развития

Государственные структуры и политическая элита в первые десятилетия после Второй мировой войны разрабатывали программу укрепления международного политического и экономического влияния Франции и с помощью разнообразных мер добивались ее осуществления. Для этого в условиях возросшей конкуренции со стороны других государств, прежде всего США, необходимо было усилить экономический потенциал страны, модернизировать хозяйственную структуру, изменить общий характер французской экономики.

 00_1.jpg

Тяжелым грузом для экономики и политики Франции в XIX и первой половине XX века было ростовщичество. За период 1870–1913 годов промышленное производство увеличилось в три раза, а объем французских капиталов, помещенных за границей, — в шесть раз. По словам французского экономиста М. Пикемаля, государственный заем был «классическим элементом экономического пейзажа вплоть до 1939 года». В итоге «объем вывезенных капиталов превышал общую сумму капиталовложений во французские промышленные предприятия».

Осознание хозяйственными и политическими кругами бесперспективности дальнейшей опоры на ростовщичество и колониальные методы стало важнейшей причиной появления нового политического курса.

Надо отметить еще одну особенность ситуации во Франции в первые годы после Второй мировой войны. В это время в стране был достигнут социальный консенсус по основным проблемам экономического развития.

Современники отмечали факт распространения во Франции в это время антикапиталистических настроений. Для участников борьбы против фашизма поражение страны и коллаборационизм были свидетельством «банкротства правящих кланов», их национального предательства. Такие термины использовали многие, в том числе и генерал де Голль. Рассказывают, что, вернувшись в освобожденный Париж, генерал пригласил к себе на прием представителей крупнейших корпораций Франции. Заставив их ожидать несколько часов в приемной, де Голль наконец появился и обратился к присутствующим со словами: «Господа! Я не видел вас в Лондоне. Но хорошо хотя бы то, что вы не в тюрьме».

Большинство политических и общественных деятелей того времени были сторонниками расширения экономической деятельности государства. Генерал де Голль, выступая перед Учредительным собранием в марте 1945 года, утверждал: «Да, отныне государство будет самостоятельно обеспечивать освоение главных источников энергии: угля, электричества, нефти, а также и основных средств транспорта... Это его роль — иметь кредитные средства, чтобы направлять накопления в инвестиции...» Он объявил о своем намерении «сделать так, чтобы частные интересы вынуждены были отступить перед общественными интересами, чтобы важнейшие ресурсы, составляющие основу национального богатства, осваивались и использовались ради всеобщего блага».

В обстановке единодушия основных политических сил были проведены структурные реформы. Важнейшие среди них — национализация ряда отраслей, финансовых и других учреждений, создание производственных комитетов на предприятиях в частном секторе, формирование системы экономического планирования, развитие социального страхования.

Под влиянием этих и других факторов, в частности финансовой и экономической помощи США, задачи восстановления экономики были реализованы, несмотря на гораздо большие материальные потери, и в более короткие сроки, чем это имело место после Первой мировой войны.

Конечно, успехи восстановления имели относительный характер. Они затрагивали далеко не все сектора экономики. Основным критерием успехов было достижение сравнительно невысоких показателей 30-х годов. И главное — для дальнейшего развития французского хозяйства необходимы были глубокие качественные изменения экономических параметров.

Многие из этих сдвигов произошли в последующие годы, которые во Франции часто называют славным тридцатилетием.

50-е — поворотный момент

Новостью стало ускорение экономического роста как в сравнении с межвоенным периодом, так и в самой долгосрочной перспективе. Приведем ряд данных, воспользовавшись расчетами как французских специалистов, основанными на национальной статистике, так и зарубежных — экспертов российских и международных организаций.

Начнем с французских данных.

По подсчетам Ф. Карона и Ж.-Ш. Асслэна, среднегодовые темпы роста ВВП Франции составляли в 1896–1913 годах 1,9%, в 1913–1929-м — 1,5%, в 1929–1938-м ВВП сокращался ежегодно на 0,3%, а промышленное производство — на 1,1%. В 1938–1949 годах возобновился рост — на 1,1%. Но решающие изменения произошли в последующие годы. В 1949–1969 годах в среднем ВВП увеличивался на 4,6% (промышленное производство — на 5,3%), в 1969–1973-м — на 6,6 и 6,5% соответственно, в 1973–1978-м — на 3,2 и 2,4%.

После Второй мировой войны Франция добивается высоких темпов роста, существенно превосходящих показатели прошлых лет 00_12.jpg
После Второй мировой войны Франция добивается высоких темпов роста, существенно превосходящих показатели прошлых лет

Приведем теперь расчеты наших специалистов, выпустивших в 80-е годы, пожалуй, наиболее крупное российское исследование проблем экономики Франции того периода. Авторы книги подчеркивали, что после окончания Второй мировой войны, воспользовавшись благоприятными условиями научно-технической революции, Франция приложила большие усилия, чтобы форсировать экономический рост, провести коренную перестройку структуры национального хозяйства, что ей во многом удалось. Темпы роста в 50–70-х годах повысились в три-четыре раза по сравнению с первой половиной ХХ века. Валовой внутренний продукт увеличивался в среднем на 1,2% между 1896-м и 1949 годами и на 4,8% между 1949-м и 1980 годами, промышленная продукция — соответственно на 1,5 и 5,1%. Книга содержала и более конкретный анализ эволюции французского хозяйства в послевоенные годы.

Из многочисленных международных источников воспользуемся подсчетами экспертов Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). В аналитических исследованиях ОЭСР последних лет, отмечая определенное ослабление конъюнктуры во Франции (как и во многих других индустриально развитых странах), авторы в то же время подчеркивают, что общие темпы роста Франции остаются более высокими, чем ряда других государств. Так, за 1963–1991 годы ВВП Франции увеличивался в среднем на 3,5% в год, а ВВП США и Германии — на 3,1%.

Приведенные выше три группы данных свидетельствуют о бесспорных достижениях французской экономики в рассматриваемый период. Можно сказать, что Франция добивается высоких темпов роста, существенно превосходящих показатели прошлых лет. Речь идет о трехкратном и даже четырехкратном превышении темпов роста за последние десятилетия по сравнению со средними показателями первой половины XX века.

Конечно, и в прошлом были периоды динамичного развития. Можно, например, вспомнить о «прекрасной эпохе» начала XX столетия (особенно о 1907–1913 годах), а затем о 20-х годах. Но по сравнению с прошлым современный период роста и по темпам, и по своей продолжительности дает основание говорить не о краткосрочном буме, а о целом периоде развития, отмеченном выдающимися достижениями науки и техники.

И еще одна черта была присуща экономическому развитию последних десятилетий: широкий, всеобъемлющий характер преобразований. Высокую динамичность показали не только новые и новейшие отрасли промышленности и сферы услуг, но и сельское хозяйство. Послевоенные изменения во французском сельском хозяйстве имеют, возможно, наиболее сенсационный характер. В 40–50 раз, например, возрастает количество используемых в стране сельскохозяйственных тракторов. Увеличиваются объемы производства, что превращает Францию в чистого экспортера продовольствия.

Достижения французской экономики тем более заметны, что они осуществляются при меньших темпах роста населения. Хотя и в демографии в последние десятилетия происходят существенные изменения, но все же показатели естественного прироста населения и увеличения активного населения отстают от роста ВВП, промышленного и сельскохозяйственного продукта. Это означает, что современный экономический рост осуществляется во многом за счет увеличения производительности труда.

Послевоенная Франция — один из лидеров по накопленному росту благосостояния среди развитых стран мира 00_122.jpg
Послевоенная Франция — один из лидеров по накопленному росту благосостояния среди развитых стран мира

Наряду с количественными изменениями в послевоенные годы во французском хозяйстве происходят качественные структурные сдвиги. Как и в ряде других стран, в это время под влиянием научно-технической революции формируется новая модель экономики. Развитие происходит как бы в два этапа. На первом (до начала—середины 60-х годов) завершается формирование индустриальной модели — доля промышленной занятости в общей занятости быстро растет. В 70-е годы эта доля относительно стабилизируется. А на последнем этапе, когда возникает индустриальная модель, доля промышленности сокращается при высоких темпах роста сферы услуг. Вся совокупность сервисных отраслей стягивает примерно три четверти населения Франции. Доля же сельского хозяйства постоянно уменьшается, что не означает его кризиса, а, наоборот, подчеркивает огромный рост производительности в этом секторе.

Характеризуя происходящие радикальные изменения во Франции после Второй мировой войны, Жорж Помпиду в бытность свою президентом страны подчеркивал: «Добрая старая Франция! Хорошая кухня, “Фоли-Бержер”, веселый Париж, парижские моды, экспорт коньяка, шампанского и даже бордо или бургундского. С этим покончено. Франция начала, и при этом в широком масштабе, промышленную революцию».

Факторы роста

Сдвиги в экономике были результатом воздействия многих факторов, прежде всего политических. С другой стороны, эти сдвиги сами служили основой для появления новых тенденций во французской внутренней и внешней политике.

Для всего исторического развития французской экономии традиционно присуща большая роль государства в жизни общества. С 10% стоимости национального имущества доля государственной собственности выросла в итоге реформ Народного фронта в 30-е годы и огосударствления, осуществленного в первые годы после Второй мировой войны, примерно до 30%. В 70-е и начале 80-х годов национализации, осуществленные правительствами левых сил, увеличили объем государственного имущества до 40%, а может быть, и до 50% национального достояния (по оценкам ряда экономистов).

И дело не только и не столько в общих количественных показателях. Важна качественная сторона вопроса.

В новых условиях инвестиции, стимулируемые государственной и политической элитой, устремились в национальные производственные отрасли хозяйства. Этот процесс получил дополнительный мощный импульс благодаря научно-технической революции. Высокие темпы научно-технического прогресса были обусловлены прежде всего открытиями в ядерной энергетике, электротехнике и автоматике, в новейших секторах химии. Объем ежегодных инвестиций в обновление основного капитала Франции резко увеличился.

Модернизация сопровождалась интенсивным процессом концентрации и централизации производства, банковского дела, чему способствовали правительственные мероприятия. Государство финансировало исследовательские работы в области атомной энергетики, участвовало в ряде промышленных компаний, владело железными дорогами, крупными военными предприятиями, акциями крупных авиационных и морских транспортных предприятий.

Экономическая политика, проводимая во Франции, получила название дирижизма. Ее основными чертами стали прямые административные методы вмешательства в экономику (контроль за ценами, эмиссией ценных бумаг, кредитной деятельностью и т. д.), активная предпринимательская деятельность государства и прямое финансирование капиталовложений, государственное планирование.

Промышленный рост серьезно изменил образ жизни французской глубинки 00_123.jpg
Промышленный рост серьезно изменил образ жизни французской глубинки

Большую роль в формировании этой политики и ее осуществлении сыграли генерал де Голль и некоторые его последователи, что позволяет говорить о голлизме как о важном политическом направлении Франции последних десятилетий.

Де Голль олицетворял собой сильную власть, которая в трудных условиях алжирской войны проявила способность примирить армию, арабов и не допустить в стране вооруженного конфликта. Главным содержанием его политической программы было восстановление утраченного величия Франции на международной арене. С этой целью он активизировал внешнюю политику, стремясь ослабить позиции США и Великобритании.

Большое внимание де Голль уделял укреплению экономического потенциала страны, широко используя при этом финансовую, экономическую, административную мощь государства. Он стал одним из создателей системы французского индикативного планирования. «План, — часто говорил он, — это высший институт нации». С помощью планов правительственные и деловые круги стремились укрепить роль Франции в мировом хозяйстве. Так, в ряде планов, в частности в третьем (1958–1961 годы), провозглашалась задача структурной перестройки хозяйства страны, повышения конкурентоспособности французских товаров. В последующих планах немалое место занимали такие проблемы, как стимулирование научных исследований, развитие хозяйственных комплексов международного масштаба, дальнейшая перестройка французской экономики и международных экономических отношений Франции.

Экономическая политика голлизма получила название индустриального императива. По сути дела, это была более последовательная и жесткая, чем прежде, линия государства, направленная на всемерное поощрение экономической и политической экспансии Франции. В экономической области ее основу составляла структурная перестройка экономики в соответствии с требованиями научно-технической революции.

Другим аспектом политического курса, связанного с именем де Голля и голлизмом вообще, служила ориентация на усиление международной экспансии и в частности на западноевропейскую интеграцию. Более активное участие в международном разделении труда, усиление открытости французской экономики стали важными факторами экономического роста страны в последние десятилетия.

Внешняя торговля в это время превратилась в одну из наиболее динамичных отраслей экономики. В 60–90-е годы реально проявилась тенденция к опережающему росту экспортных и импортных операций по сравнению с общими темпами экономического развития Франции (как по физическому объему, так и в стоимостном выражении).

Только в последние 20–25 лет объем внешнеторгового оборота Франции вырос в шесть раз: в 1975 году он составлял 106 млрд долларов, в 1985-м — 206 млрд, в 1990-м — 443 млрд, в 1995-м — 559,2 млрд долларов. В 2000 году экспорт составлял 298,1 млрд и импорт
— 305,4 млрд долларов (оборот — 603,5 млрд долларов).

Доля товарного экспорта в ВВП Франции в постоянных ценах в начале XXI века достигла примерно 25% против 15,6% в 1973 году и 8,8% в 1960 году и стала сравнимой с аналогичным показателем других развитых капиталистических стран. Заметно увеличилась и продажа иностранных товаров на внутреннем рынке Франции.

Значительно выросли и прямые иностранные инвестиции (ПИИ) Франции. Среди стран ЕС французские показатели вышли в 90-е годы и в начале XXI века на второе место. А среднегодовой показатель притока ПИИ в 1992–1997 годах стран ЕС увеличился с 95,8 млрд долларов до 671,4 млрд долларов в 2000 году.

«…веселый Париж, парижские моды, экспорт коньяка, шампанского и даже бордо или бургундского. С этим покончено. Франция начала, и при этом в широком масштабе, промышленную революцию» 00_124.jpg
«…веселый Париж, парижские моды, экспорт коньяка, шампанского и даже бордо или бургундского. С этим покончено. Франция начала, и при этом в широком масштабе, промышленную революцию»

Особенно большое значение французские правящие круги придавали и придают экономическим и политическим связям со странами Западной Европы. Франция стала одним из инициаторов «франко-германского примирения» и формирования европейского союза. Голлизм при этом рассматривал Европу в качестве средства усиления французских позиций в самой Европе и, конечно, по отношению к двум мировым сверхдержавам, а в последующем и к Японии.

Несмотря на определенные противоречия в воздействии интеграционного процесса на экономическое развитие Франции, в целом в это время интеграция была стимулирующим фактором. Но противоречивый характер ее влияния возрастает, о чем речь впереди.

Концентрация капитала

Наращиванию темпов хозяйственного развития Франции после Второй мировой войны способствовало также усиление капиталистической концентрации, проявившееся в создании крупных промышленных, торговых и финансовых комплексов.

Например, возросла мощь финансово-промышленной империи Ротшильдов, внутри которой усилилась роль французских Ротшильдов. Своеобразной иллюстрацией к происходящим изменениям стала реформа дома Ротшильдов, которая начала осуществляться со второй половины 2003 года.

Барон Давид де Ротшильд, глава французской ветви, стал председателем совета директоров Лондонского дома, сменив на этом посту 72-летнего сэра Эвелина Ротшильда. Всего в итоге осуществляемой реформы, по приблизительным оценкам, под знаменем Ротшильдов будет находиться более 600 банков, действующих по меньшей мере в 30 странах. В той или иной степени эта группа контролирует всю цветную металлургию Франции (за исключением алюминиевой промышленности), имеет важные позиции в цветной металлургии Великобритании, Бельгии, Испании (Penyaroya), Новой Каледонии (Le Niquel), Южной Африки и других стран. При этом сферы интересов группы Ротшильдов выходят далеко за пределы перечисленного. Очевидно, перед нами самая мощная финансово-промышленная группа современного мира. А объединение нескольких ветвей семьи еще более увеличивает ее влияние и роль в экономической и социально-политической жизни Европы и за ее пределами.

После Второй мировой войны возникают такие гиганты, как вертикально интегрированная нефтегазовая корпорация Total, выходящая на четвертое место в мире, а по некоторым показателям даже превосходящая «тройку великих» нефтяных компаний (ExxonMobil, BP, Royal Dutch Shell).

Под руководством представителей французского капитала с активным участием германских предприятий Европейская авиационная, военная и космическая компания (European Aeronautic Defense and Space, EADS) превратилась в крупнейший авиационно-космический и военный комплекс Европы и мира. Она выходит в последние годы на первое место по производству гражданских самолетов, обогнав американский Boeing, и держит второе место в мире по гражданским вертолетам. Ряд крупнейших объединений возник и в других отраслях французской экономики.

В целом во Франции после Второй мировой войны существенно возрастает степень концентрации промышленного производства. Разрыв, который существовал между Францией и некоторыми другими крупными западными странами в этой сфере, уменьшился. Например, подсчеты, произведенные сотрудниками журнала Expansion, показали рост удельного веса Франции среди крупных промышленных компаний мира. Особенно ярко это видно из сопоставления данных середины 90-х годов и начала 60-х. Среди 100 крупнейших промышленных предприятий стран Европы в 1961 году было лишь 10 французских. А в 1994-м их количество выросло до 25. В 1961 году число английских крупных компаний в составе 100 крупнейших предприятий Европы более чем в три раза превосходило показатели Франции. А в 1994 году количество английских и французских компаний было почти равным (26 и 25). Примерно такая же эволюция имела место и при сопоставлении Франции и Германии. В 1961 году в составе 100 крупнейших предприятий Европы количество западногерманских компаний в 2,3 раза превышало число французских. В 1994-м Франция уже лидировала. В списке 100 крупнейших было 25 французских и 22 германских предприятия.

Правительство поощряло деятельность этих объединений, что повышало их конкурентоспособность на мировой арене.

Модернизация сопровождалась интенсивным процессом концентрации и централизации производства, банковского дела, чему способствовали правительственные мероприятия

Франция в мировой экономике

Достижения французской экономики нельзя правильно оценить без сопоставления с положением в других странах. Ведь на протяжении десятилетий, о которых идет речь, ускорение роста имело место не только во Франции, но и во многих других государствах. Но объективный анализ показывает, что Франция, бесспорно, занимала и занимает видное место в группе быстрорастущих стран. Так, по данным российских исследователей — специалистов ИМЭМО РАН, среднегодовые темпы роста ВВП и промышленного производства Франции в течение послевоенных лет (после 1950 года) превышали показатели Великобритании (в 1950–1973 годах более чем в два раза, в 1973–1980 годах — почти в два раза). В течение ряда лет ВВП и промышленное производство Франции росли быстрее показателей США и некоторых других стран. Из 40 лет развития Европейского союза в течение 30 лет темпы развития Франции превышали показатели США. Более сложное сопоставление с Германией. О ее превосходстве много писалось и говорилось. Но картина не столь однотонна. Расчеты экспертов ОЭСР, о которых мы уже говорили, показали преимущество Франции в течение определенного периода. Так, в современных условиях положение Германии хуже, чем Франции. Рост производительности труда во Франции тоже шел несколько быстрее, чем в Германии. В то же время воссоединение Германии привело к изменению в соотношении западногерманской и французской экономик.

В итоге по абсолютным размерам ВВП Франция после Второй мировой войны в течение большинства послевоенных лет опережает Великобританию и выходит на четвертое место в мире, уступая лишь США, Японии и Германии.

Интересные подсчеты провели в 2003 году специалисты ООН по развитым странам (см. таблицу).

Любопытно и сопоставление экономик Франции и России. По подсчетам французских специалистов, промышленная продукция Франции составляла в 1913 году 254,6% по отношению к промышленной продукции России. А в 1937 году Франция уступила бурно развивающейся промышленности СССР. Ее продукция спустилась до 38,1% стоимости промышленной продукции Советского Союза. В современных условиях положение качественно изменилось. Стоимость ВВП Франции (по расчету на основе паритета покупательной способности) в пять раз превосходит показатели России.

Близкую картину мы получим, если возьмем данные по промышленному производству. Удельный вес Франции в промышленном производстве капиталистических стран вырос с 5% в первые послевоенные годы до 6,5–6,6% в конце 80-х годов и в настоящее время. Хотя Франции принадлежит общее четвертое место в промышленной иерархии мира, в ряде отраслей она занимает более высокие позиции. Примерами могут служить ядерная энергетика (по размерам мощностей и производства АЭС, 400–450 млрд кВт·ч, Франция — вторая страна в мире и уступает только США, а по относительным показателям она даже первая: удельный вес АЭС в общем производстве электроэнергии превышает 85%), аэрокосмическая и авиационная промышленность, производство некоторых видов вооружений (французский военно-промышленный комплекс занимает среди стран Запада второе место после США) и др.

Растет международное значение французского сельскохозяйственного производства. Многоотраслевое сельское хозяйство и разнообразные отрасли, занимающиеся переработкой его продукции, ставят сформировавшийся в последние десятилетия агропромышленный комплекс Франции на первое место в Западной Европе и второе в капиталистическом мире.

Усиливаются позиции Франции и в международных экономических отношениях. На ее долю в мировой торговле в последнее время приходится 6–6,5% экспорта (четвертое место) и 6–7% импорта (примерно четвертое место). Среди 29 развитых стран Франция уступает только США, Германии и Японии (6,8% мирового экспорта в 2003 году). Наиболее активно во внешней торговле участвует промышленность. Такие отрасли, как транспортное машиностроение (прежде всего автомобильное и авиационное), новейшие производства в химии, военная промышленность, направляют на экспорт порядка 40% своей продукции.

На внешнем рынке Франция реализует более трети своей сельскохозяйственной продукции по сравнению с 10–12% в 50-е годы. По объему сельскохозяйственного экспорта она из крупных стран отстает только от США, занимая первое место в Западной Европе.

В один из важных факторов экономического развития превратился товарный экспорт. С 1972 года по объему товарного экспорта страна закрепилась в целом на четвертом месте, обогнав такую великую торговую державу, как Великобритания, и уступая только США, Германии и Японии. Произошло относительное улучшение положения по сравнению с США. В первые послевоенные годы стоимость французского экспорта в 10–12 раз уступала показателям США. В 1960 году французский экспорт составлял 34% от американского уровня, в 1995 году — уже примерно 50% (285,8 млрд долларов у Франции по сравнению с 583,8 млрд у США).

В течение ряда лет Франция занимает второе место в мире после США по размерам торговли услугами, существенно превосходя следующих за ней Германию и Италию, соперничая с Великобританией. Доля Франции в мировом экспорте услуг находится на уровне 12%.

В последние десятилетия возрастает активность Франции и в международных финансовых потоках. По подсчетам американских специалистов из экономической лаборатории группы Морганов, среди тысячи крупнейших ФПГ мира Франция превысила показатели Германии. В тысячу крупнейших ФПГ, по этим подсчетам, входили 45 ФПГ Франции с суммарными активами (по биржевым оценкам) 1934,3 млрд долларов. А показатели Германии составляли 37 ФПГ с активами 1720,6 млрд долларов. Позиции французских транснациональных финансово-промышленных группировок существенно усиливаются. 

«Эксперт» №1 (687)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Инстаграм как бизнес-инструмент

    Как увеличивать доходы , используя новые технологии

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама