Свои и чужие

Российская экономика
Москва, 28.12.2009
«Эксперт» №1 (687)

Почему в одной стране происходит органическая модернизация, а в другой революционная? Обычный ответ прост: революционная модернизация происходит в отсталой стране, которая иначе не может догнать передовые. Но если внимательно присмотреться к странам, в которых произошли великие революции, то мы обнаружим один удивительный феномен. Народы этих стран относились к своим дореволюционным государствам как к чужим.

Они их терпели, но не более. Каждый лишний грош в пользу этого государства был для них как нож по сердцу. Королевская Англия была чужой для таких людей, как Кромвель. Королевская Франция была чужой для таких людей, как Робеспьер. И наконец, царская Россия была чужой для таких людей, как Ленин. Но они были не одиноки. За ними, что называется, стояли широкие народные массы. Именно поэтому они стали народными вождями. И когда Англию возглавили «свои» пуритане, оказалось, что англичане готовы давать на войну деньги и умирать за новую страну под пение революционно-религиозных псалмов. А когда Францию возглавили «свои» якобинцы, залившие страну кровью «чужих», большинство французов с энтузиазмом пошло умирать под пение «Марсельезы».

Три показательных факта из истории русской революции и предшествующих и последующих ей событий. В 1916 году царское правительство по примеру германского ввело для крестьян продразверстку, за которую потом так ругали большевиков. Немецкий крестьянин заскрипел, но подчинился, а русский — нет. Потому что для русского крестьянина государственная забота не была его заботой. Он государство терпел, но не более того. Немецкий крестьянин постарался нарастить производство хлеба, чтобы и ему осталось, а русский сократил, чтобы не досталось никому. Большевики же у крестьянина продразверстку вырвали и победили, потому что воспринимались как своя, даже в своем бешенстве, власть.

В 1917 году вся государственная пропаганда была брошена на то, чтобы доказать, что Ленин  — немецкий шпион. В данном случае не важно, правда это или нет. Крестьянин в солдатской шинели это проигнорировал. Для него это была абстракция, такая же, как само государство, против которого будто бы шпионил Ленин, конкретным вопросом для него был земельный, а землю и мир обещали — и дали — большевики.

Но и большевики столкнулись с безразличием крестьянства к государству в 1927 году, когда возникли пресловутые «ножницы цен» и крестьянин отказался продавать хлеб государству по низким, как ему казалось, ценам. Возник тот же тупик, что и в 1916 году. Вместо того чтобы наращивать объемы, крестьянин стал сокращать их. Планы модернизации страны оказались под угрозой. Чтобы разобраться с проблемой, Сталин поехал по Сибири, где были самые большие проблемы со сдачей зерна. Во время поездки он заезжал в случайные деревни, панибратски беседовал с крестьянами, расспрашивал, на что крестьяне жалуются, и каждый раз беседа заканчивалась неизменным вопросом: а вот, я вижу, у вас даром пропадает хлеб, почему вы не хотите его продать? Как-то он два часа убеждал одного местного кулака сдать хлеб для снабжения страны, кулак слушал, слушал и ответил ему: «А ты попляши, парень, тогда я тебе дам пуда два хлеба».

Фактически кулак вел себя, как современный предприниматель, грозящий государству не платить налоги, если они станут слишком, по его мнению, высокими.

Сталин рассказал об этом случае на апрельском пленуме ЦК 1929 года. И сделал из этого, как мы теперь понимаем, свой сталинский вывод: сломал крестьянство через насильственную коллективизацию и голод тридцатых, а хлеб на модернизацию вырвал.

Думается, что истоки революционной модернизации — в разрыве представлений о необходимости модернизации у косной старой элиты, активного меньшинства и пассивного большинства. И в их общем безразличии к существующему государству. Революция, совершенная руками активного меньшинства, уничтожает косную элиту и либо мобилизует пассивное большинство, либо подчиняет его и проводит модернизацию. Поскольку в современном мире любая догоняющая модернизация, мирная или революционная, осуществляется усилиями государства, просто потому, что именно в его руках сосредоточены основные материальные ресурсы, то тем, кто грозит перестать платить налоги, уйти в тень, стоит оглядеться вокруг: нет ли в России людей, готовых к решительным мерам? А сторонникам модернизации стоит подумать над тем, что они готовы сделать ради модернизации. Дело ведь это революционное.

Или, может, стоит просто жить спокойно, если, конечно, это возможно.

У партнеров

    «Эксперт»
    №1 (687) 28 декабря 2009
    Модернизация
    Содержание:
    Забытые уроки прошлых успехов

    Победа неолиберального подхода к экономике отбросила назад в своем развитии целые регионы мира. Пора вспомнить, как устроен шумпетеровский капитализм повышающейся отдачи в материальном инновационном секторе, который в действительности обеспечил подъем ведущих экономик в предыдущие столетия

    Реклама