Зеркало для читателя

Культура
Москва, 25.01.2010
«Эксперт» №3 (689)
В современном российском литературном пространстве пустующие жанровые ниши так и остались незаполненными, а заказ на новый социальный роман выполнен лишь отчасти

В первой половине десятилетия, помнится, только и разговоров было, что о грядущем триумфе качественной беллетристики по западному образцу. Все ждали: вот, мол, наступит стабильность, оперится российский средний класс — и списки бестселлеров заполнятся десятками увлекательных отечественных романов, похуже Толстого, но получше Донцовой, умными, но незагрузными, с крепким сюжетом, умеренно затейливым стилем, с цитатами из Кастанеды и Лао-цзы. Как ликовали читатели и критики, когда появился Акунин — пророк чаемого преображения русской литературы!..

Радио есть, а счастья нет…

…как говаривал Ильф. Сформировался стабильный покупатель качественного чтива. Однако из всех ожиданий сбылось только импортзамещение — переводную литературу покупают и обсуждают теперь заметно меньше. Зато с отечественными прозаиками есть проблемы. За мало-мальски перспективных на издательском рынке идет настоящий бой. Литпремии множатся, их денежное наполнение увеличивается. Молодые писатели уже в колыбели заласканы до совершенного неприличия. Любой грамотно написанный текст немедленно объявляется шедевром, любой автор, не лишенный элементарных способностей, — потенциальным нобелиатом (феномен прилепинского «Саньки» — самое очевидное, но далеко не единственное тому доказательство).

Заметно подуставший и исписавшийся Акунин по-прежнему скучает в своей нише в гордом одиночестве. Лучшая иллюстрация тому — забавы пиарщиков, полушепотом объявляющих всякую литературную мистификацию делом акунинских рук. Три года назад прием был опробован на романе Анатолия Брусникина «Девятный Спас», в прошлом году подобным образом раскручивали Анну Борисову. При этом всякий раз авторский псевдоним должен образовывать инициалы А. Б., чтобы при чтении справа налево выходило Б. А. Будь у Акунина хоть какие-то конкуренты, копирайтерам было бы много легче, но, увы, приходится работать с тем, что есть.

В каждой из прочих значимых ниш есть свой Акунин. Так, за духовность отвечает Улицкая, за исповедальность — Гришковец, за социальность и скупую мужскую слезу — уже упомянутый Прилепин, за антиутопию — Глуховский. То есть все ниши заполнены — и заполнены зачастую авторами, которые при более серьезной конкуренции и внятной экспертной системе, возможно, до нынешних высот добрались бы едва ли, — а вокруг все пусто. То же, кстати, происходит и «этажом выше», где весь минувший сезон царил Леонид Юзефович. «Журавли и карлики» действительно хороший роман, но, появись он в ситуации более жесткого литературного соревнования, вызвал бы такой резонанс? Книг выходит все больше, но литературное пространство настолько разрежено, критерии оценки настолько смещены, а рецензентов и премий так много, что всякий качественный мейнстримный текст практически неизбежно становится объектом обсуждений и награждений на несколько месяцев, если не лет.

Место вакантно

При этом есть ниши, которые остаются не просто вакантными, но словно бы несуществующими. Ключевые для западной литературной системы жанры, основа того самого качественного

У партнеров

    «Эксперт»
    №3 (689) 25 января 2010
    Борьба с кризисом
    Содержание:
    Поможем, только не деньгами

    Новая антикризисная политика правительства становится адресной, точечной и конкретной. Правда, власти по-прежнему проявляют сдержанность, когда речь заходит о бюджетной поддержке экономики, но в области нефинансовых стимулирующих мер активность властей беспрецедентна

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    На улице Правды
    Реклама