Соединенные Штаты Баренцева моря

Общество
Москва, 15.03.2010
«Эксперт» №10 (696)
Из Осло через Тромсе, Мурманск и Рованиеми в Москву приехала III Баренц-триеннале современного искусства. На вопрос, есть ли жизнь за Полярным кругом, художники предлагают свои варианты ответа

Б

аренц-триеннале, равно как и все крупные художественные инициативы, что имеют место на землях, омываемых Баренцевым, Белым и Норвежским морями, родилась из идеи заполярного сотрудничества, которая в январе 1993 года заставила министров иностранных дел Дании, Финляндии, Норвегии, Швеции, Исландии, России и представителей Евросоюза подписать в норвежском Киркенесе одноименную декларацию — Договор о сотрудничестве на Севере Европы. Так родилась новая географическая единица — Баренцев Евро-Арктический регион (БЕАР) со своей собственной территорией, состоящей из трех норвежских губерний (Нурланн, Тромс, Финнмарк), двух шведских ленов (Вестерботтен, Норрботтен), трех финских провинций (Лапландия, Северная Остроботния, Каинуу) и пяти российских регионов (Мурманская и Архангельская области, Республика Коми, Ненецкий автономный округ и Республика Карелия).

Итого 1,9 млн квадратных километров и порядка 6 млн человек, живущих в субарктическом климате, извлекая из недр земных никель, апатиты, железную руду, газ и хороня радиоактивные отходы. Последние семь лет они делают все это, поглядывая друг на друга и пытаясь наладить сотрудничество везде, где только можно, — по части транспорта и инфраструктуры, защиты окружающей среды и модернизации производства. Что касается искусства, то оно в этой истории, похоже, выбрало себе такую роль: подбирать вопросы, на которые не может ответить геополитика, и предлагать свои ответы. Узнать их можно на выставке Pan-Barentz в центре дизайна Artplay.

Заговор против климата

На первый взгляд возникновение Баренц-региона произошло по формуле «Против кого будем дружить?». Потому что есть против кого — против холода, полярного дня и полярной ночи, моногородов и моногородков, выросших по большей части из жилых бараков вокруг предприятий; против зацикленности на полезных ископаемых; против однообразия застройки и общей тоски. В материалах исследований по проблемам урбанизма в Баренц-регионе, проведенных в прошлом году группой специалистов, слово «экстремальный» повторяется чаще других. А еще там вынесен приговор общему состоянию духа в регионе: «Большинство населения эмоционально не связано с местами своего проживания». «Эмоционально не связано» — это в смысле не любят они городки свои и с радостью уезжают при первой же возможности. А те, кто не уезжает, впадают в тоску, словно вахтенные рабочие, приехавшие на сезон, а оставшиеся на всю жизнь.

Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что у тоски этой все же разные лица. Достаточно посмотреть на панорамы Киркенеса и его города-побратима Никеля. В Киркенесе до 1996 года все работали на шахтах и добывали железную руду. В 1996 году шахты закрылись, и те, кто мог, уехали. Те, кто остался, видимо, решили бороться с тоской, и результат налицо: аккуратные домики выкрашены в разные цвета, над ними возвышается церковь, огромные, без окон, без дверей, складские короба грамотно покрыты разноцветной суперграфикой. Нет, не великая красота, конечно, но и ничего страшного. А вот Никель: одина

У партнеров

    «Эксперт»
    №10 (696) 15 марта 2010
    Будущее Евросоюза
    Содержание:
    Союз неравных

    Бюджетный кризис в Греции и ряде других европейских стран со всей остротой поставил вопрос о необходимости политической интеграции в рамках ЕС. Но политическая интеграция неизбежно приведет к нарастанию неравенства между европейскими государствами

    Реклама