Вековая мечта русской интеллигенции

На улице Правды
«Эксперт» №11 (697) 22 марта 2010
Вековая мечта русской интеллигенции

В марте 1917-го про сбывшуюся вековую мечту говорили, во-первых, вполне искренне, во-вторых, строго следуя исторической точности. Свержение самодержавия и устроение русского быта по передовым образцам — то ли английским (при более умеренном образе мысли), то ли французским (с убийством всей императорской фамилии) — вошло в салонную повестку дня примерно как раз около 1817 г. К юбилейной дате все и произошло.

С началом XXI столетия вековая мечта пошла по второму кругу. В начале марта с. г. был обнародован манифест под названием «Путин должен уйти» с перечислением всех обширных вин В. В. Путина и указанием, что «Избавление от путинизма — первый, но обязательный шаг на пути к новой свободной России».

Сам по себе сюжет вполне обсуждаем. С одной стороны, люди алчут новизны, и десятилетнее пребывание одного и того же лица на высших государственных должностях может порождать у них недовольство, будь даже это лицо справедливым Аристидом. Премьер-министра же зовут не Аристидом, но Владимиром. С другой стороны, именуемая в просторечии тандемом крайняя раскоряченность нынешней государственной конструкции может отнюдь даже и не освободителей наводить на мысли о том, что все время стоять враскоряку затруднительно, а двигаться — наипаче. Причем имеется в виду даже и не движение через тернии к звездам, т. е. к неслыханному инновационному базису и еще более неслыханной общественной настройке. Имеется в виду всего лишь возможность без сверхъестественных усилий избавить аппарат госуправления от заведомого вора или идиота. Когда конструкция, как мы видим на практике, не позволяет даже и этого, пожелание, чтобы наконец кто-то кого-то сожрал, Софья ли Петра, Петр ли Софью — лишь бы что-то определилось, может посещать многих. Характерно, что составленное в антитезу освободительному воззванию воззвание охранительное под названием «Путин должен остаться» содержало много хвалебных слов про В. В. Путина, но ни единого слова похвалы про действующую (точнее, недействующую) ныне властную конструкцию.

То есть предмет для полемики, несомненно, есть, но желательно бы все-таки для полемики конструктивной, позволяющей как-то уразуметь, что же дальше. Но с этим все оказалось куда менее внятно. Не будем уже говорить о том, что тридцатка первоподписантов (авторов тож) освободительного воззвания — люди, давно известные стране в том смысле, что им нельзя доверить управление даже районной баней, ниже ядерной державой. Сколь бы ни были велики претензии к В. В. Путину и собору всех святых, в кооперативе «Озеро» просиявших, на фоне первоподписантов они смотрятся титанами мысли. Каковой зрительный эффект скорее способствует охранительству. Но допустим, что эффект обманчив, он есть аберрация зрения и в загашнике у освободителей имеется правительство общественного доверия прямо как в марте 1917-го и даже еще гораздо лучше.

Допускать можно все, но последующие речи первоподписантов в развитие ими же заявленной темы никак не свидетельствовали о наличии хоть какого-то дальнейшего плана, выходяще