О безмолвии вокруг «Даймлера»

Разное
Москва, 12.04.2010
«Эксперт» №14 (700)

Инициативы президента Медведева по антикоррупционным и антирейдерским новеллам в законах, прозвучи они в какой-нибудь другой момент, можно было бы комментировать с умеренным оптимизмом: мол, шаги в правильном направлении. Да, совсем небольшие шаги, но ведь кавалерийским наскоком коррупцию не победить; а вот так, шаг за шагом, если действовать неотступно — ну и так далее. Но именно сейчас такие комментарии выговариваются плохо, поскольку на минувшей неделе для борьбы с коррупцией — даже для того, чтобы сохранить возможность разговора о борьбе с коррупцией, — следовало сделать совсем другое. Следовало внятно и жёстко высказаться по делу «Даймлера».

Напомню: Daimler AG обвинён американской юстицией в том, что в 22 странах ради получения госконтрактов на свою продукцию подкупал чиновников. Концерн признал обвинения до суда, согласившись выплатить 185 млн долларов штрафа. Взяткодатели назвали, среди прочих, и своих российских контрагентов; это сотрудники МВД, гаража особого назначения ФСО, Минобороны, правительства Москвы и двух провинциальных мэрий. Фамилии, естественно, публично не названы, но зато опубликованы названия офшоров, куда переводились откаты; выявить и наказать своих коррупционеров совсем не сложно. В иных странах, попавших в неприятный список, такой возможностью быстро воспользовались. Так, генпрокурор Латвии начал проверку и уже что-то нарыл, в Китае затронутая скандалом контора известила, что ответственный её сотрудник уже сидит. У нас — ничего. Спикер от МВД отвечает на вопросы журналистов: вот будет поручение от Генпрокуратуры, сразу и приступим. Генпрокуратура, имеющая полное право начать действовать прямо по сообщениям СМИ, поручения почему-то не даёт. По предложению известного блогера Навального сотни людей послали на сайты МВД и Генпрокуратуры заявления о преступлении, направив письма сходного содержания и в интернет-приёмную президента. Никто из пославших заявления пока не порадовал рунет известием, что хоть кто-то ему ответил. УПК требует, чтобы заявителю сообщали о возбуждении уголовного дела или об отказе в таковом в течение трёх дней; на практике проверка заявления чаще всего затягивается, но об этом заявителя тоже полагается извещать. В нашем же случае — стопроцентное молчание. Причина его, увы, ясна: судя по перечню контор, замешанными могут оказаться очень серьёзные люди. С непредсказуемо большим заглавным «о» в слове «очень». Вот никто и не хочет ввязываться в свалившееся на голову дело. Нет, совсем отмолчаться наши доблестные правоохранители не смогут: благодаря Навальному с друзьями мы рано или поздно услышим их «да» или «нет». Но уже совершенно очевидно, что никакие нормы УПК и вообще ничто не заставит их высказаться первыми — до того, как приказ «реагировать» или «не реагировать — нехай клевещут» раздастся с самого верха.

Худшее, что можно было придумать в такой момент, — это созывать заседание Совета по борьбе с коррупцией: что тут заседать-то? вот же она, коррупция — американцы с немцами всё разжевали, осталось то

У партнеров

    «Эксперт»
    №14 (700) 12 апреля 2010
    Инновации и социальный уклад
    Содержание:
    Не стать слепыми муравьями

    Инновации — это не узкий круг ученых, которые продолжат дело советской науки. Страна в целом должна суметь своими руками и мозгами выстроить современный социально-экономический уклад

    На улице Правды
    Реклама