Тейлор и Гастев

Тема недели
«Эксперт» №18 (703) 10 мая 2010
В Америке и России идеи научной организации труда были мало востребованы при жизни их основоположников. Зато сейчас актуальны как никогда
Тейлор и Гастев

В августе 1935 года шахтер Алексей Стаханов за смену вырубил 102 тонны угля при норме 7 тонн. Через 19 дней он превысил собственный рекорд, нарубив 227 тонн, а весной 1936 года добыл за смену 324 тонны. Стаханов прославился на весь мир, а стахановское движение, обретя всесоюзный масштаб, позволило поднять по стране темпы роста производительности труда вдвое. Но, как показало время, такой труд оказался неэффективным.

Сам рекорд Стаханова был инсценирован. Накануне шахта «Центральная-Ирмино» подверглась технической реконструкции: обушки заменили отбойными молотками, а лошадей — электровозами, Стаханову дали лучший пласт угля, вооружили закупленной за рубежом новой техникой и освободили от всех подсобных работ.

В дальнейшем пропаганда и планирование рекордов привели к выхолащиванию сути почина: стахановцы появились во всех сферах советской жизни — от детских воспитателей до водолазов. На некоторых предприятиях количество ударников достигало 60–80%, все они получали льготное и внеочередное снабжение продуктами и промтоварами. Повышение производительности труда одних отрицательно сказывалось на заработке других, поскольку автоматически влекло за собой повышение норм выработки и снижение расценок оплаты труда. Газета Time приводила примеры расправы над стахановцами: рабочие Горьковского автомобильного завода убили своего товарища за то, что тот увеличил норму выработки на 200%, а инженер одной из шахт, выведенный из себя заносчивостью стахановской бригады, послал ее на опасный участок, где произошло обрушение стенок колодца.

Стахановское движение постепенно превратилось в убежище для карьеристов, а рекорды стали поводом требовать привилегий и наград (квартира, оклад, условия труда, путевки в санатории). Наконец, спустя время, выяснилось, что успехи стахановцев были сильно преувеличены. Всплыли подтасовки: местные партийные руководители засчитывали рекорды, часто используя прямые приписки. Не случайно в 1961 году вышел указ президиума Верховного совета об ответственности за приписки и другие искажения отчетности в выполнении планов.

В общем, можно сказать, что многократное перевыполнение норм выработки стахановцами достигалось за счет огромного перенапряжения сил и резкого повышения интенсивности труда, но не за счет улучшения его организации. Добиваясь скоротечных результатов, страна теряла стратегическую перспективу, о которой в первые годы советской власти говорил Ленин. Он же указывал на необходимость распространения и внедрения в практику системы американского инженера Фредерика Уинслоу Тейлора (1856–1915).

Заветы Ленина не были выполнены, но Тейлор в нашей стране сегодня известен многим — ученый, крупный изобретатель, общественный деятель, исследователь, консультант по менеджменту, яркий публицист и автор учебника, по которому до недавнего времени преподавали резание металлов в технических вузах. Гораздо меньше мы знаем об Алексее Капитоновиче Гастеве (1882–1939), руководителе знаменитого ЦИТа (Центральный институт труда). Гастева называли «рус

*Кваша Б. Ф., Субетто А. И. Рабочая педагогика Алексея Стаханова // Академия Тринитаризма. М., Эл № 77–6567, публ. 13862, 06.10.2006.