Будто рядом враг

Экономика и финансы
«Эксперт» №19 (704) 17 мая 2010
За рубежом дивидендные выплаты во время кризиса упали, а в России сохранились за счет все более агрессивного распределения прибыли. Желание получать дивиденды даже в кризис говорит о том, что крупные частные собственники рассматривают лишь краткосрочные перспективы своего бизнеса
Будто рядом враг

Во время кризиса дивидендные решения компаний подпадают под действие двух противоположных сил. С одной стороны, прибыль падает, при этом компании испытывают повышенные потребности в финансировании, и это стимулирует их капитализировать прибыль. С другой — стремясь защитить свой капитал от рисков, собственник склонен более агрессивно изымать все «лишние» деньги из бизнеса в виде дивидендов и размещать их в более надежных активах. Существует и более умеренный «дивидендный мотив» — компенсировать выплатами часть потерь инвесторов от падения курсовой стоимости акций, тем самым поддержав капитализацию компании. Таким образом, реальная политика распределения прибыли есть равнодействующая этих, ну и конечно, целого ряда субъективных либо сиюминутных факторов.

Дивидендная гавань

«Народные IPO» научили бесчисленную армию миноритариев громко отстаивать свое право на получение прибыли. Так родилась сказка о низких дивидендах в России. Исследование рейтингового агентства «Эксперт РА»* говорит об обратном: третий год подряд акционерам начисляют более одного триллиона рублей (около 2,5% ВВП), при этом на сей раз, как и в прошлом году, около трети придется на десятку лидеров по выплатам. Однако стабильный поток общих выплат, как средняя температура по больнице, скрывает серьезные проблемы с дивидендной политикой у большинства корпораций. Миноритариям и государству достанется менее 200 млрд рублей, в то время как более 80% дивидендов получат мажоритарные частные собственники.

Склонность к щедрому распределению прибыли высока именно в тех компаниях, где миноритариев почти нет, а основным собственником является частный инвестор. Дивидендные решения крупного российского бизнеса тяготеют к двум крайностям: многочисленные случаи агрессивного распределения прибыли частными компаниями контрастируют со скупостью госкомпаний.

В России нисходящий тренд заработанной прибыли пересилила тенденция к ее более агрессивному распределению. Победила жадность: при сократившемся финансовом результате (балансовая прибыль в 2009 году упала на 15,9%) объемы выплат остались практически неизменными. Для сравнения: в 2009 году компании из индекса S&P 500 уменьшили дивиденды более чем на 20%, до 196 млрд долларов.

Офшорная система владения российским крупным бизнесом привела к тому, что, согласно платежному балансу, заграничным частным собственникам в кризисные 2008-й и 2009 годы российские корпорации перевели свыше 48 млрд долларов прибыли. Большая часть собственников заграничная лишь номинально, однако факт остается фактом: прямые инвестиции в Россию приносят в семь раз больше дивидендов, чем прямые инвестиции из России, хотя объемы обмена инвестициями схожи.

По данным ЦБ РФ, в доходах от российских прямых инвестиций за границу в 2009 году доля реинвестиций превысила 80%. Скажем, после покупки «Сургутнефтегазом» свыше 20% акций MOL крупнейшая нефтегазовая компания Венгрии второй год подряд отказывается платить дивиденды в принципе, оставляя всю прибыль нераспределенной. А прямые инв

*Обзор дивидендной политики российских корпораций «Дивиденды-2010: пир во время чумы».