Вот такая интересненькая жизнь

Общество Какие мы? Какова трудовая мотивация нашего человека? Научились ли мы планировать свое будущее? Об этом на телеканале «Эксперт ТВ» в программе «Угол зрения» научный редактор журнала «Эксперт» Александр Привалов беседовал с директором компании «Радость понимания» социологом Александром Новиковым

— Н

едавно известный предприниматель Михаил Прохоров высказался в том духе, что рабочая сила в России по сравнению с иностранной характеризуется низкой дисциплиной и невысоким качеством. Ваше исследование «Глобальные тренды в России» показывает, что мы какие-то атомизированные, деквалифицированные, читать мы разучиваемся, думать тоже. Что же происходит с человеческим капиталом в нашей стране?

— Мой опыт работы с различными иностранными коллегами и компаниями показывает: средний уровень нашего работника серьезно проседает и отличается от среднего уровня работника интернациональной компании. Или от неких принятых стандартов.

— С чем это, на ваш взгляд, связано?

— Это связано с тремя причинами. Первая, самая сложная, — это низкий уровень мотивации наших людей. Иными словами, людям не очень много нужно. Достигая определенного уровня дохода, например, человек успокаивается. Вторая — у нас попросту очень мало людей. На рынке труда практически отсутствует конкуренция. Как во времена дефицита можно было «выбросить» что угодно на рынок и это покупали, так сейчас покупают любого более или менее квалифицированного сотрудника. Причем за ту сумму, которая, скорее всего, интересует самого сотрудника, а не компанию. Выбора почти нет, и этим, сознательно или бессознательно, пользуются. Ну и третья причина — не самый блестящий менеджмент. Отсутствуют прописанные бизнес-процессы, зоны ответственности и полномочий, четкое описание работ. Когда это все работает, у людей и компаний в целом появляется возможность быть более эффективными. Отсутствие нужной структуры порой просто не позволяет нашим людям реализовать свой потенциал. А он очень высокий. И в этом смысле я оптимист. Я думаю, чаще всего речь идет не об отсутствии дисциплины, а о том, что, если дисциплины нет, значит, в ней нет особой потребности.

— А как обстоят дела с трудовой мотивацией у нашего человека? Опять-таки в сравнении с соседями.

— У многих живущих здесь людей готовность трудиться, что-то делать, несмотря на наличие проблем с мотивацией, достаточно высока. Во многих странах есть мотивация «чего-то добиться», и в самой этой фразе очень много заложено. Существует русский аналог «что-то сделать». Это абсолютно разные мотивации. У массы наших людей присутствует мотивация «что-то сделать». Мотив достижений тоже существует, но он не всегда связан с эффективностью, как ни странно. Большего добиваются те, кто планирует больше сделать, а не большего добиться. Амбициозность — это такая морковка, очень эффективная, но не для тяжелых и длинных дистанций.

— То, что вы говорите, наверное, не вполне универсально? В обществе чрезвычайно распространено желание найти хорошую работу, и при этом имеется в виду работа непыльная, которая не заставляет упираться и оставляет массу времени для того, чтобы… Для того чтобы что, кстати?

— Мы это называем концепцией интересненькой, свободненькой жизни.

— Вот-вот-вот. Это разве не превалирующая концепция?

— Она очень сильна. И, я считаю, это самое главное искушение сегод