О бедном крысенке замолвите слово

Книги

Сэм Сэвидж, 70-летний на данный момент американский шестидесятник с классической хипповской биографией, в которой нашлось место и для изучения философии в Гейдельбергском университете, и для работы веломехаником в Южной Каролине (именно в такой последовательности), для своего запоздалого прозаического дебюта (в 2006 году) выбрал еще более необычный, чем у поэта Николая Глазкова с его «я на жизнь взираю из-под столика…», взгляд: из-под плинтуса книжного магазина в хиреющем бостонском районе начала 1960-х. И уж точно куда более необычного персонажа, нежели тихий алкоголик: это не в меру начитанный и тонко чувствующий крыс по имени Фирмин. Он обожает хозяина книжной лавки и бегает в ближайший кинотеатр на ночные сеансы «для взрослых». Еще он попытался освоить язык глухонемых и водил странную дружбу с маргинальным писателем-фантастом, который на вопрос «как ему удалось приручить крысу?» отвечал, что «не приручил, а цивилизовал!».

А под конец своей полной горестей жизни Фирмин решает изложить ее в виде мемуара — и тот оказывается переполнен не только рефлексиями «маленького существа», но и литературными реминисценциями из Больших Книг, «проработанных» (в основном при помощи зубов) мемуаристом. А чего еще вы хотите от того, кто в буквальном смысле слова родился на джойсовских «Поминках по Финнегану»?

Крысенышу повезло с переводом: мастеру Елене Суриц удалось сохранить ту смесь юмора, сарказма и жалостливости, которая сделала эту книгу сенсацией. Только вот непонятно, зачем было снабжать постраничными сносками такие «непонятные» реалии и персоналии, как Чарли Паркер, «Тропик Рака» или Мачу Пикчу — может, русский читатель и не сильно поумнел с 60-х годов, но кругозор у него все-таки заметно расширился.