Лишняя резолюция

Повестка дня
«Эксперт» №23 (708) 14 июня 2010
Лишняя резолюция

Совет Безопасности ООН 10 июня двенадцатью голосами «за» в четвертый раз ввел санкции против Ирана. Принятая резолюция расширяет список иранских компаний, которым запрещено вести экономическую деятельность за рубежом, разрешает проверку иранских судов на наличие подозрительных грузов и вводит дополнительные ограничения на поставки в Исламскую Республику оружия.

США довольны. Госсекретарь Хиллари Клинтон назвала санкции «самими серьезными из тех, что когда-либо накладывались на Иран». Кроме того, принятие этих санкций сорвало реализацию неприятного для американцев варианта решения иранской ядерной проблемы, разработанного Турцией и Бразилией и поддержанного Ираном. Напомним, что, согласно договоренностям этих трех стран, Тегеран под гарантии Бразилии должен был отправить в Турцию 1,2 тонны низкообогащенного (до 3,5%) урана. Предполагалось, что затем Россия и Франция должны переработать это топливо в 120 килограммов высокообогащенного (до 20%) урана, вернуть его Турции, которая и передаст этот уран Ирану. Этот план фактически выводил процесс решения иранского ядерного вопроса из-под контроля США и цементировал отношения крупнейших региональных держав — Турции, Ирана и России.

Ирония ситуации в том, что, как рассказали «Эксперту» турецкие журналисты, инициаторами этой договоренности были… сами американцы. Именно США попросили турецкое руководство предложить Ирану этот вариант обмена именно с такими цифрами. Расчет Вашингтона строился на том, что Иран отвергнет это предложение — так же, как в свое время отверг аналогичное российское, — и даст тем самым США дополнительные аргументы для проталкивания через Совет Безопасности новых санкций. Но иранцы неожиданно согласились на турецкое предложение. В итоге американцы оказались в весьма интересной ситуации и, чтобы дискредитировать, по сути, свое же предложение, стали утверждать, что на самом деле Иран обладает куда большими запасами урана, чем 1,2 тонны. Их план удался — теперь, после принятия санкций, турецко-бразильский вариант, по всей видимости, можно считать похороненным, Махмуд Ахмадинежад назвал его «последней возможностью, которая больше не повторится».

В наибольшем выигрыше от санкций осталась Россия. С одной стороны, в обмен на поддержку она выторговала у США ряд уступок. В частности, Вашингтон отказался от размещения восточноевропейского сегмента ПРО и снял санкции против российских компаний («Рособоронэкспорта», Тульского КБ приборостроения, Московского авиационного института и Российского химико-технологического университета). С другой стороны, Москва преподала Тегерану урок — Россия предлагала Ирану напрямую договориться об обогащении и не хотела видеть в качестве посредников Турцию и Бразилию. Теперь, после принятия санкций, в Москве надеются, что в Тегеране сделают правильные выводы. «На месте президента Ирана не следовало бы необдуманно разбрасываться друзьями, тем более их не так много», — заявил председатель комитета Совета федерации по международным делам Михаил Маргелов.