Старость, обеспеченная будущими поколениями

Экономика и финансы
«Эксперт» №23 (708) 14 июня 2010
В ближайшие годы Россия столкнется с необходимостью серьезного реформирования пенсионной системы. Мы будем вынуждены либо повышать пенсионный возраст, особенно для женщин, либо финансировать пенсионные обязательства за счет массированной эмиссии целевых гособлигаций, перекладывая пенсионное бремя на будущие поколения
Старость, обеспеченная будущими поколениями

В ближайшее десятилетие пенсионная нагрузка на финансовую систему России будет неуклонно расти. Если сегодня на одного пенсионера в стране приходится трое трудоспособных, то к 2020 году будет один пенсионер на двоих работников.

Это следствие выхода на пенсию советских бэби-бумеров 1950-х годов (в 2005-м достигли пенсионного возраста первые родившиеся тогда женщины, в 2019-м достигнут последние мужчины) и вступления в трудоспособный возраст поколения 1990-х (первые — в 2006-м, последние — в 2016-м, после школьного образования добавляем еще пять лет). Вот это наложение двух волн резко повышает пенсионную нагрузку на работающих. Подчеркну, именно на работающих, какие бы формы ни приняло бухгалтерское оформление этого трансферта — повышение коэффициентов страховых сборов, какие-то формы пенсионных накоплений, использование доходов от размещения Фонда национального благосостояния и т. д.

Эта проблема стремительного старения населения — общая для всех европейских стран. У нас, правда, она имеет несколько иные причины — это не резкий рост продолжительности жизни в пенсионном возрасте, а очередное «демографическое эхо» войны.

Кстати говоря, если демографическая политика правительства окажется успешной, то демографическая нагрузка может начать расти и с другой стороны — увеличения числа детей на каждого трудоспособного. Число их может вырасти с нынешних 2,6 до 3,5 к 2020 году, где и остановится при благоприятном развитии событий. Это также повлечет за собой самостоятельную дополнительную нагрузку на бюджет.

Кризисный бонус

В самое последнее время, несмотря на конъюнктурное падение своих доходов, государство занялось улучшением положения пенсионеров. То ли в связи с кризисом, чтобы компенсировать мультипликативный эффект безработицы и падения трудовых доходов на потребительский спрос. То ли в связи с надвигающимися выборами.

Коэффициент замещения, который в последнем сравнительно нормальном советском 1990 году был равен 0,37 (122 рубля пенсия по старости при 303 рублях зарплаты), а затем резко отстал и вплоть до 2008 года составлял 0,26–0,27, снова устремился вверх, составив в первом квартале 2010 года 0,36. При этом положение пенсионеров даже при равном коэффициенте замещения выглядит хуже на фоне работающих, чем в советское время. Причина — изменения в относительных ценах. Если средний индекс цен, протянутый по показателям помесячной инфляции с конца 1990-го на 2008 год, составит 47,77 (с учетом деноминации), то потребительская корзина пенсионера, состоящая главным образом из продовольствия, подорожала сильнее — в 100–200 раз. Кроме еды пенсионер также потребляет услуги транспорта, ЖКХ и медикаменты, которые очень сильно подорожали за пореформенный период.

Повышение ставок социальных сборов не делает систему государственных внебюджетных фондов (ГВФ) сколько-нибудь сбалансированной даже в ближайшей перспективе. В дальнейшем же потребность в бюджетных дотациях будет быстро расти, прежде всего за счет демографической нагрузки на трудоспособных.

В результате