Немытые пробирки и электрический флюид

Книги
«Эксперт» №23 (708) 14 июня 2010
Немытые пробирки и электрический флюид

Автор перелопатил уйму источников, жизнеописаний, воспоминаний — и получилась книга в жанре анекдотов о великих. Анекдот здесь следует понимать в классическом смысле — как более или менее забавный рассказ из жизни. Только место действия — не салон, парламент или художественная мастерская, а кафедра или лаборатория. Для того чтобы получить удовольствие от чтения, желательно знать об истории науки последних столетий хоть немного; впрочем, и у тех, кто с ней не знаком, книга Гратцера может вызвать интерес. Конек автора, безусловно, физика и физики — от Ньютона до Нильса Бора и далее, к современным обитателям Кремниевой долины. Из наших не обделены вниманием Георгий Гамов и Ландау. Приводится и текст уморительного письма коллектива советских физиков своему коллеге, стороннику теории светоносного эфира Гессену: «Старина Альберт — идеалистический идиот! Призываем Вас взять на себя руководство поисками флогистона, теплорода и электрического флюида».

История науки тесно переплетается с историей повседневности — так, вскоре после открытия радиоактивности считалось, что радиоактивные элементы полезны для здоровья; в Европе выпускали радиоактивную зубную пасту, а в падких до нового США — прохладительный напиток, ставший, как теперь полагают, причиной смерти многих людей.

Пенициллин был открыт перед Второй мировой при весьма курьезных обстоятельствах: исследователь отличался привычкой подолгу не мыть использованные предметные стекла, отчего в один прекрасный день на них выросла странная плесень, убивавшая бактерии.

А известный из школьной программы Луиджи Гальвани, оказывается, был человеком достаточно ограниченным, верил в «животное электричество» и полагал, что открыл тот самый «электрический флюид», над которым через полтораста лет издевался Ландау сотоварищи.