Москва, 27.09.2016

Машина без заднего хода

Русский бизнес Правоохранительные органы упорно продолжают преследовать бизнес, игнорируя усилия президента и изменения в законодательстве
  1. Рост или надежность?
  2. Банки как бомба
    Долговой кризис в странах ЕС провоцирует развитие банковского кризиса. Европейские банки оказались не менее уязвимы, чем американские


Статья доступна только подписчикам журнала

Купив подписку на ONLINE-версию журнала, вы получите доступ ко всем архивным материалам журнала «Эксперт»
240 месяц
Подпишитесь, чтобы иметь полный доступ к материалам журнала «Эксперт»
Expert.ru Доступ к закрытым материалам на сайте Expert.ru
Журнал + Expert.ru Доступ к закрытым материалам на сайте Expert.ru + доставка печатной версии
Журнал «Эксперт» Доставка печатной версии журнала
Уже оформили подписку? Авторизируйтесь
* Без регистрации вы сможете читать статью только на том устройстве, и в том браузере,
с которого была произведена оплата. Чтобы иметь доступ с любого устройства создайте аккаунт

Власти страны предпринимают достойные уважения усилия по гуманизации законодательства в сфере экономических преступлений. Напомним, в частности, что с 7 апреля вступили в действие инициированные президентом Дмитрием Медведевым поправки в ч. 1 ст. 108 УПК («Заключение под стражу»), ограничивающие применение ареста к лицам, совершившим преступления в сфере предпринимательской деятельности. В частности, новые положения запрещают брать под стражу обвиняемых по ст. 159 («Мошенничество»). Однако 10 июня, анализируя результаты реализации этих нововведений, председатель Верховного суда России Вячеслав Лебедев сообщил, что как минимум в половине случаев для подозреваемых в экономических преступлениях бизнесменов в качестве меры пресечения по-прежнему избирается заключение под стражу. Основную вину за это глава Верховного суда РФ возложил на органы следствия.

О том, что правоохранительные органы упорно продолжают «кошмарить» бизнес, игнорируя усилия президента и изменения в законодательстве, свидетельствует разворачивающаяся эпопея с Виктором Макушиным. Макушин — известный в России бизнесмен, президент и владелец группы МАИР. В рейтинге российских миллиардеров 2009 года, составленном журналом «Финанс», он занял 208-ю строчку с оценкой собственности в 3,5 млрд рублей. Однако сегодня все это в прошлом: сейчас Виктор Макушин — подследственный, обвиняемый российскими правоохранительными органами в мошенничестве. История превращения крупного бизнесмена в потенциального зэка, с одной стороны, нелепа, а с другой — вполне обыденна для сегодняшней российской реальности.

На протяжении последних десяти лет Макушин старался превратить свою компанию из торговой фирмы (МАИР — крупнейший в стране продавец металлолома) в производственную, для чего скупал небольшие и недорогие металлургические заводы в разных регионах России и проводил их реконструкцию. В результате в рейтинге 200 крупнейших непубличных компаний журнала «Форбс» по итогам 2008 года «Промышленная группа МАИР» заняла 121-е место, с выручкой 19,9 млрд рублей.

Последним штрихом в превращении МАИРа из торговой фирмы в производственную должно было стать приобретение и реконструкция двух предприятий — Сулинского металлургического завода в Ростовской области и арматурного завода в городе Георгиевске Ставропольского края. Для реализации этого проекта МАИР обратился за кредитом в Сбербанк, и в январе 2008 года между структурами Виктора Макушина и Сбербанком России был заключен ряд кредитных договоров на финансирование технического перевооружения, модернизацию и расширение производственной базы этих предприятий. Общая сумма кредитов составила около 2 млрд рублей, обеспечением стали договоры ипотеки, а также залог оборудования и акций предприятий, входящих в группу МАИР.

С 2006-го по 2008 год в реконструкцию и модернизацию Георгиевского завода МАИР вложила 72,3 млн долларов, в 2009–2011 годах планировалось инвестировать еще 25–35 млн долларов, чтобы расширить ассортимент выпускаемой энергетической арматуры. На Сулинс