Как не потерять на инновациях

Крупный бизнес, не раз обжегшийся на инвестициях в инновации, видит в них скорее расходную часть бюджета и дань моде. На самом деле он должен на них хорошо зарабатывать

Cлово «инновации» вошло в моду. Нет отбоя от предложений, как их стимулировать и как к ним принуждать. На каждого участника инновационной деятельности заготовлены и кнут, и пряник. Например, Министерство промышленности и торговли предложило выделить несколько сотен миллионов рублей на поддержку фармацевтических предприятий, взявшихся за производство импортзамещающих лекарств, а министр экономического развития Эльвира Набиуллина пообещала освобождать вообще все предприятия от уплаты налога на имущество за использование энергоэффективного оборудования. Она же требует обязать нефтегазовые компании разрабатывать программы технологического инновационного развития и конкретные планы по разработке технологий. Но все усилия приводят лишь к тому, что крупные компании наперебой соревнуются в отчетах, кто в инновации больше вложил. Председатель правления «Газпрома» даже попросил, чтобы собственные газпромовские инвестиции в НИОКР не забывали складывать с инвестициями его многочисленных «дочек». А руководитель ОАО РЖД считает, что расходы на НИОКР надо складывать с расходами на обучение работников железных дорог, тогда у РЖД за 2009 год получится 7,2 млрд рублей! Это не намного меньше 12 газпромовских миллиардов со всеми «дочками». В общем, чем больше денег вложишь, тем инновационнее внешний вид. Однако одной модой сыт не будешь, и крупные компании намекают, что хорошо бы подправить налогообложение, чтобы тратить деньги на инновации было приятнее. Весь ТЭК устами заместителя председателя правительства Игоря Сечина напрямую просит относить на себестоимость продукции затраты капитального характера, связанные с внедрением и применением технологий и техники по повышению нефтеотдачи пластов. В отчетах о вложенных в инновации миллиардах есть сведения о новых разработках, но ничего нет о новых бизнесах, доходах от продажи новых технологий, новых хорошо оплачиваемых рабочих местах, создаваемых за счет технологических прорывов. На продаже новых технологий у нас пока что зарабатывает американская сервисная компания «Шлюмберже», а российские корпорации в качестве эффекта от инноваций ждут преференций в налогообложении. В ответ на эти ожидания президент страны сурово шутит: «Отсутствие наказания — это и есть преференция».

В любом случае кнутом ли, пряником ли, но в российской сырьевой экономике спрос на такой деликатный продукт, как инновации, есть. Как есть и кое-какое предложение. Причем ни то ни другое уже не устанавливает Госплан, хотя регулирует президентская комиссия по модернизации, на заседаниях которой потенциальные потребители и производители инноваций напрямую общаются с Дмитрием Медведевым. Конечно, красиво отчитаться перед президентом количеством денег, потраченных на инновации, и заодно попросить о преференциях — это давняя традиция. Однако у нее теперь есть и научное название («оптимизация государственной системы управления и планирования в сфере инноваций»), и житейское понимание: каков в стране рынок, таковы и спрос, и предложение, и товар. Кроме того,

У партнеров

    «Эксперт»
    №38 (722) 27 сентября 2010
    Россия и НАТО
    Содержание:
    Прорыв или не прорыв?

    России сегодня нужны ровные рабочие отношения с НАТО — и не более. Форсированное сближение несет угрозу нашей безопасности, а также риск новых конфликтов с Западом в будущем

    Повестка дня
    Реклама