Башкирский шанс

Спецвыпуск
«Эксперт» №45 (729) 15 ноября 2010
Предприятия башкирского топливно-энергетического комплекса всегда играли большую роль в жизни и Башкирии, и всей России. С приходом в отрасль новых инвесторов у республики появляется надежда на развитие нефтянки, а у АФК «Система» — шанс создать новую отечественную вертикально интегрированную компанию
Башкирский шанс

История башкирской нефти на протяжении последних двух десятилетий была непростой. Происходившие здесь процессы внешне отражали общую картину нефтедобычи в старой Волго-Уральской нефтегазоносной провинции, где нефть начали интенсивно добывать в 40–50-е годы прошлого века. Через двадцать лет вектор интересов государства сместился в более перспективный район — Западную Сибирь, а в Татарии, Башкирии, Самарской и Пермской областях месторождения истощались, обводнялись, и на рубеже 1990-х эти процессы достигли своего пика. Но если в Татарии за счет применения новых методов добычи истощение месторождений удалось вовремя затормозить и даже с десяток лет понемногу приращивать объем добываемой нефти, то в Башкирии добыча упала с 26 млн тонн в 1990 году до 12 млн тонн в 1998-м и в течение десяти лет оставалась на этом уровне. Положение усугубилось еще и тем, что вторая часть нефтяной отрасли республики — уфимские нефтеперерабатывающие заводы в это же время начали работать по схемам, исключающим полноценное поступление налогов в бюджет.

В 2009 году сменились и собственники, и топ-менеджмент башкирского топливно-энергетического комплекса. Новые владельцы намерены сделать из БашТЭКа полноценную и эффективную вертикально интегрированную нефтяную компанию (ВИНК), которая через несколько лет вошла бы в первую пятерку ВИНК России. Для Башкирии это означает надежду наконец-то начать получать адекватный доход от своего нефтяного хозяйства.

Преодолевая недоверие

Приход крупной федеральной структуры АФК «Система» в нефтяную отрасль республики первоначально воспринимался с недоверием не только в Башкирии, но и в среде отраслевых аналитиков. Казалось, что получение «Системой» контроля в шести ключевых предприятиях БашТЭКа — это временное решение, а истинный смысл комбинации в том, чтобы потом продать «Башнефть» и «Уфаоргсинтез» «Газпрому» и его нефтедобывающей «дочке», а нефтеперерабатывающие заводы и региональную сбытовую структуру «Башкирнефтепродукт» — «Роснефти». А заявление президента «Системы» Леонида Меламеда о том, что на базе БашТЭКа будет создана еще одна российская ВИНК — чисто политическое, поскольку сырьевая база нефтедобычи в Башкирии сокращается как шагреневая кожа, а за пределами республики брать нефть, по существу, негде — большинство более или менее хороших, независимых от ВИНК добывающих компаний к этому времени уже подобрали другие нефтяные холдинги.

Однако все указывает на то, что «Система» взялась за нефтяной бизнес всерьез и надолго. Она сразу сформировала костяк управленцев-профессионалов, имеющих опыт антикризисной работы в нефтяной отрасли. Возглавил его в ранге старшего вице-президента корпорации, руководителя специально созданной бизнес-единицы ТЭК Александр Корсик. «Александр Корсик сделал отличную карьеру крупного руководителя негосударственных предприятий нефтегазовой отрасли. Видимо, его профиль — выстраивание бизнес-отношений в сильно конкурентной среде, чем он и заслужил свою профессиональную репутацию», — отозвался о нем ведущий аналит