Искрит

Тема недели
«Эксперт» №45 (729) 15 ноября 2010
Покушение на Олега Кашина обнаружило опасную слабость несущих конструкций российского общества. Знаков подступающего политического кризиса уже много, и кажущаяся вялость происходящего не должна вводить в заблуждение
Искрит

Олег Кашин был избит в ночь на 6 ноября у подъезда своего дома на Пятницкой улице в Москве. Попавшие в сеть видеозаписи нападения свидетельствуют: били, чтобы убить. Ждали именно его, спрятав кусок стальной трубы или арматуры в букете цветов. Проломленная голова, сломанные челюсти, голени, оторванная фаланга пальца — Олега спасли врачи.

Кашин — один из самых талантливых и известных репортеров в России, неизменно выбирающий острые темы. Он первым стал писать об акциях нацболов, обеспечив столь нужную им известность. Часть публики до сих пор не может простить ему опубликованный в «Эксперте» репортаж о трагедии рядового Андрея Сычева («В неестественной позе» в «Эксперте» № 5 от 6 февраля 2006 г.). Но Кашин никогда не переходит ту грань, которая отделяет репортера от политика или общественного деятеля. Он не пишет о Кавказе или о сделках, которые кто-то хотел бы скрыть. И работает в главной газете страны. Раньше все это считалось залогом безопасности.

От этой истории, как от брошенного в воду камня, расходятся круги. По Козьме Пруткову, за кругами полагается следить. И это занятие дает немало поводов для тревоги.

Версии с одной стороны

Новость о покушении на Кашина прошла в первых строках новостных выпусков федеральных телеканалов. Очевидно, что это было политическое решение — Кремль хотел захватить информационную инициативу. Но это не удалось. Со стороны власти не было выдвинуто никаких версий произошедшего, и в информационном пространстве все место заняли многочисленные версии от либеральной оппозиции. Более чем вероятно, что все они ложны, но теперь и после раскрытия преступления возникнет проблема политической легитимации итогов расследования. Проще говоря, какими бы ни были эти итоги, политизированная публика начнет их немедленно опровергать. Кроме того, по мере выдвижения некоторых версий возникают побочные линии рассуждений, для властей довольно неприятные. Безотносительно правоты самих версий, эти линии уже попали в резонанс с самим покушением, и это придало им политической актуальности.

Коллеги и друзья Олега Кашина пишут, что видели в руках у опрашивавших их оперативников папки с надписью «Химкинский лес». За день до нападения на Олега в Химках был избит Константин Фетисов, член городского отделения партии «Правое дело» и участник протестов против вырубки Химкинского леса. Он в реанимации с переломом основания черепа. Два года назад был избит главный редактор газеты «Химкинская правда» Михаил Бекетов. У него ампутирована правая нога и три пальца на левой руке. Из-за черепно-мозговой травмы он не может говорить. Олега Кашина избивали так же.

Кашин прикосновенен к Химкам лишь тем, что взял интервью у анонимного организатора разгрома здания химкинской городской администрации (в конце июля толпа антифа и анархистов забросала это здание камнями и дымовыми шашками). В интервью было несколько обидных слов в адрес мэра Химок Владимира Стрельченко. И в сети уже гуляет подписанное Борисом Немцовым и его соратниками по внесистемной оппозиции обращени