Неуловимость веры

Книги
«Эксперт» №45 (729) 15 ноября 2010
Неуловимость веры

«По-моему, единственное различие между явью и сном заключается в том, что первую видят многие, а второй — только один человек», — говорит Оруаль, старшая дочь Трома, царя Гломского, в романе «Пока мы лиц не обрели». Клайв Степлз Льюис пересказывает миф об Амуре и Психее и делает это так, что книгу будут читать годы, десятилетия и — есть такая уверенность — столетия. Ибо когда автор чувствует внутренний экстатический жар, то невольно передает его буквам, которые начинают складываться не просто в слова, а в то, что принято именовать посланием.

Но любым посланием что-то движет. И прежде всего им движут вопросы, живущие в каждом из нас. О жизни и смерти, о том, почему Он дает нам это испить полной чашей, да и где Он, не говоря уже о том, есть ли Он на самом деле.

Для Льюиса ответ однозначен: есть. А на вопрос «Что же это за Бог, который не решается показать свое лицо?», следует ответ: «А как же встретит нас лицом к лицу божество, пока мы сами не обрели лиц?» Все в нас, и любовь, и ненависть, и предрасположение к страданию, и желание счастья, и то, что вера является лишь тогда, когда приходит для этого время и возникает чудо.

Так было и в жизни самого Льюиса. Переводчик романа написал в предисловии: «Льюис писал эту книгу, когда его жена Джой умирала от рака, и читал ей готовые главы. Когда была написана и прочитана последняя глава, случилось чудо — болезнь отступила…» На самом деле это всего лишь легенда. Роман был написан в 1954 году, еще до болезни Джой. Впрочем, чудо все равно произошло: и то, что в жизни Льюиса была любовь, и то, что она породила книгу, а главное, что книга полна тем ослепительным внутренним светом, который доступен лишь тому, кто нашел в себе мужество для веры и обрел ее.

Льюису Он показал свое лицо. Может, и мы сможем увидеть Его?