Режет все, и очень быстро

Наука и технологии Малая инновационная компания создала уникальный сверхтвердый материал и вышла на рынки России и Китая с металлорежущим инструментом нового поколения. Освоив сегмент общего машиностроения, российские инноваторы нацелились на мировой авиапром

Российской компании «Мик­робор» всего десять лет от роду, но она уже стала признанным технологическим лидером в области инструментальных материалов. Созданный компанией сверхтвердый и одновременно прочный композит способен резать самые твердые конструкционные сплавы на высокой скорости. Для целого ряда задач в металлообработке альтернативы ему просто нет.

Будущий лидер был создан практически на пустом месте: в основе компании — технология пробирочного уровня, обнаруженная среди заделов одного из НИИ советской прикладной науки. История «Микробора» показывает, что вырастить технологического лидера с нуля — не такая уж неподъемная задача. Критические ресурсы для подобного проекта — предпринимательский и финансовый. Если сильным менеджерам с техническим бэкграундом своевременно предоставлять инвестиции в объеме, достаточном для стартового рывка и в развитии корневой технологии, и в развитии рынка, производство «микроборов» вполне можно поставить на поток.

Лучший в мире порошок

Все началось с пакетика подозрительного желтого порошка, который однажды принесли Александру Тимофееву. Это был кубический нитрид бора (КНБ) — соединение бора с азотом, которое в результате специальной обработки приобретает твердость, сопоставимую с твердостью алмаза (см. «Сверхтвердый и инертный»).

Кубический нитрид бора научились синтезировать еще в середине прошлого века. Однако в пакетике содержался не простой КНБ, а «лучший в мире» — именно так заявили Тимофееву. Кристаллы этого КНБ помимо высокой твердости обладали еще и высокой прочностью и сохраняли эти свои важнейшие свойства вплоть до 1500°С — верхней границы существования кристаллической формы КНБ. Ко всему прочему, технология синтеза этого суперпорошка, разработанная в советское время в Минском НИИ физики твердого тела и полупроводников, была дешевле аналогов.

У Александра Тимофеева в то время уже было три бизнеса, связанных с импортом и производством профессиональной аудиотехники, а также с девелопментом. Нитрид бора, даже продвинутый, был ему, казалось бы, «не в тему». Однако дало о себе знать техническое образование (Тимофеев учился в МФТИ): он понял, что на базе лидирующей технологии можно создать инновационный продукт с серьезным рыночным потенциалом — металлорежущий инструмент нового поколения. На тот момент инструмент из КНБ применялся в мировой индустрии металлообработки уже лет пятнадцать, однако использовали его только для высокоточной финишной обработки. Для основной операции, черновой резки металла, он был слишком хрупким. А из минского КНБ, с его высокой прочностью и термостойкостью, можно было попытаться сделать материал, способный именно резать — резать самые твердые стали и сплавы, и делать это быстро.

Александр Тимофеев решает «вложиться в порошок» и в 2000 году запускает четвертый бизнес-проект, который вскоре становится основным, — создает компанию «Микробор» совместно с Валерием Ткаченко, через которого и пришел «лучший в мире» КНБ. На деньги, заработанные Тимофеевым в других бизнесах, партнеры