Заслонку отобрали

Русский бизнес
«Эксперт» №45 (729) 15 ноября 2010
Утверждены стандарты раскрытия информации, резко облегчающие доступ к газовой трубе. Это позволит не связанным с «Газпромом» компаниям нарастить добычу газа и лишит газового монополиста доминирующих позиций на российском рынке
Заслонку отобрали

«Газпром» перестает быть любимчиком власти, которая уже не прочь найти ему альтернативу. Первые признаки этого появились совсем недавно (см. «Технология дегазпромизации», «Эксперт» № 41 за 2010 год). И вот новое подтверждение. На днях правительство утвердило и опубликовало стандарты раскрытия информации субъектами естественных монополий, оказывающими услуги по транспортировке газа по трубопроводам. Даже беглый анализ показывает, что за сухим названием и коротким текстом скрывается фундаментальное изменение отношения чиновников к «Газпрому», который впервые обязали сделать свои монопольные услуги и отношения с конкурентами прозрачными. Доступ к трубопроводной инфраструктуре, которой монопольно владеет «Газпром», до сих пор был ключевым барьером для выхода сторонних игроков на отечественный газовый рынок. Теперь он по большей части устранен.

Монополия на марше

Все магистральные газопроводы в нашей стране принадлежат одной компании — «Газпрому». Он же имеет и монопольное право на экспорт газа. Он же практически полностью контролирует подступы к любому российскому потребителю: в собственности госкомпании находятся почти все облгазы — сбытовые организации, которым принадлежат сети газопроводов низкого давления. Только в секторе добычи доминирование «Газпрома» неполное: около 20% газа из недр извлекают несколько десятков так называемых не зависимых от монополии компаний. Основной объем негазпромовской добычи приходится на две категории этих компаний. Во-первых, это частные газодобывающие предприятия, ведущим из которых является «НоваТЭК». Во-вторых, крупные нефтяные компании, одна часть которых («ЛУКойл», «Роснефть», ТНК-ВР) рассматривает газ в качестве перспективного довеска к основному бизнесу, а другая вынуждена вести газодобычу по определению (вместе с нефтью на поверхность извлекается попутный нефтяной газ, который на 80–90% состоит из метана).

Эти якобы независимые могут доставить свой газ конечным потребителям, только используя газпромовскую трубу, а поэтому обречены на тесную работу с монополией и полную зависимость от нее. А менеджеры «Газпрома», давно и не стесняясь, пропагандируют принцип: лучше добыть поменьше, а продать подороже. Формально его применяют к экспорту, но де-факто он оказывается еще более актуальным для конкурентов «Газпрома» на внутреннем рынке. Ограничение доступа к Единой системе газоснабжения (ЕСГ) до последнего времени оставалось ключевым инструментом, с помощью которого монополия сдерживала развитие конкурентов (см. «В трубе равных не бывает», «Эксперт» № 8 за 2005 год). Компания, например, могла отказаться от заключения договоров на прокачку газа, сославшись на отсутствие мощностей, или же предлагала «независимым» наименее выгодный (с точки зрения расстояния и тарифов) маршрут транспортировки. Выстраивать в таких условиях долгосрочные планы и отношения с потребителями «независимые» не могли. В ряде случаев компании были вынуждены нарушать обязательства перед контрагентами и пытались судиться с «Газпромом», подавая иски