Мимо прошлого

Культура
Москва, 28.11.2010
«Эксперт» №47 (731)
В честь 100-летия со дня рождения Галины Улановой ее ученик Владимир Васильев попытался возродить «Красный мак» — легендарный первый советский балет. На премьере в Красноярске публика в финале дружно аплодировала стоя. Но, вероятно, приветствовала великую славу русского балета, а не его мучительную утомленность

Александр Мищенко, Красноярский театр оперы и балета

«Красный мак», сброшенный с корабля современности бескомпромиссными шестидесятниками, имел все шансы в руках Владимира Васильева не просто вернуться на сцену, но расцвести в былой славе. Когда-то этот балет, поставленный к 10-летию революции, отменил все дискуссии о бессмысленности и бессодержательности «буржуазного» искусства. Хореографию не только восстановили в «гражданских правах» — она вновь, как и при царях, стала любимицей властей. «Красный мак» с наивной самоуверенностью повествовал о борьбе китайских кули с буржуазными угнетателями, карикатурно изображал звериный оскал эксплуататоров и солидарность прогрессивных сил в лице китайской танцовщицы Тао Хоа и капитана советского корабля, зашедшего в чужеземный порт. Спектакль со смехотворным сюжетом, превращаясь в новую классику, обретал и всё новые версии, по ходу обнаруживая поистине бездонные возможности партитуры Рейнольда Глиэра и либретто Михаила Курилко. «Красный мак» стал полигоном для самоутверждения лучших балетмейстеров эпохи: вслед за первыми постановщиками, Львом Лащилиным и Василием Тихомировым, к нему приложили силы Федор Лопухов, Владимир Пономарев, Леонид Лавровский, Ростислав Захаров. Картонная агитка неуклонно дрейфовала в сторону классической мелодрамы с дуэтами, изобиловавшими смелыми акробатическими поддержками, и неизбежными в этом жанре дивертисментами с их обязательными классическими гран-па и виртуозными вставными номерами.

Эта лоскутная форма, приводившая в ужас полвека назад, сегодня вновь демонстрирует свое непреходящее обаяние. Идеологическая ахинея не мешает советским балетам, отредактированным и обновленным, уже массово возвращаться на сцену. И даже странно, что так задержался «Красный мак» — с его контрастами преданности и предательства, черного и белого, любви и ненависти.

Васильев, сохранив противостояние добра и зла, старое либретто тоже основательно переработал. И из двух кардинально различающихся версий балета (они шли даже под разными названиями: до войны — «Красный мак», потом, с победой над гоминьдановцами, — «Красный цветок») создал третью. В ней вообще не осталось следов советского прошлого: действие из 1920-х перенесено в обобщенное «начало ХХ века», белоснежно-прекрасный капитан советского корабля стал вневременным Капитаном, как две капли воды похожим на сериального «адмирала», а подрывная деятельность начальника порта и владельца кабаре Ли Шаньфу объясняется не идеологическими мотивами, а элементарной контрабандой.

Градус накала в этом варианте либретто слегка снизился, но потенциал закипания убило не оно. Васильев, один из немногих действующих участников старой постановки «Красного цветка» (учеником балетной школы он танцевал в спектакле, где в главной роли выступала Уланова), взявшись восстанавливать балет, сохранил архаическую тяжеловесность трехактной формы спектакля, но не воспользовался более ценными рецептами старых мастеров. «Красный мак» был первым опытом сотрудничества хореографов с режиссерами драмы (в 1927 году к постановке был привлеч

У партнеров

    «Эксперт»
    №47 (731) 29 ноября 2010
    Налоги
    Содержание:
    Стратегия слабого государства

    Министр финансов Алексей Кудрин заявил, что решение бюджетных проблем путем повышения налогов — это удел слабых государств. Одновременно были обнародованы планы увеличения налогового бремени в России

    Без рубрики
    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Наука и технологии
    На улице Правды
    Реклама