Масштаб вторичен

Рейтинг
«Эксперт» №50 (734) 20 декабря 2010
Признание инвесторов и федеральной власти сегодня зависит не столько от природных богатств или масштабов экономической базы регионов, сколько от умения региональных администраций снижать социальные риски, решать насущные проблемы бизнеса и диверсифицировать экономику
Масштаб вторичен

Результаты 15-го рейтинга инвестиционной привлекательности регионов в целом легко прогнозируются: кризис — не лучшее время и для снижения рисков, и для наращивания инвестиционного потенциала. Если судить по самым очевидным показателям, то получается вполне ожидаемая картина: индекс интегрального инвестиционного риска в этом году увеличился сразу у 43 регионов; по сравнению с прошлогодним рейтингом расширилось число регионов в группах с повышенным риском (см. график 2). Если говорить о более инертной динамике инвестиционного потенциала, то только 24 субъекта РФ могут похвастаться сколько-нибудь заметным позитивом, причем фактором успеха в большинстве случаев стали не масштабные прорывы, а предотвращение серьезных провалов.

Детальное осмысление изменения инвестиционного климата регионов позволяет нащупать несколько новых тенденций. Еще недавно наличие крупных сырьевых месторождений или развитой, построенной в советские времена промышленной базы гарантировало региону как минимум пристальное внимание со стороны инвесторов. В кризис акценты кардинально поменялись. Излишняя зависимость региональных экономик от бизнеса считаных промышленных гигантов обернулась серьезными проблемами. Зато лучшие перспективы появляются у регионов, инвестиционная привлекательность которых опирается на реальный прогресс в диверсификации экономики, социальную стабильность, низкие криминальные риски. Именно эти факторы формируют новый потенциал для регионального развития, одинаково высоко оцениваемый и инвесторами, и федеральной властью.

Риски масштаба

В 2009 году наиболее уязвимыми к росту рисков оказались регионы-тяжеловесы, традиционно лидирующие по масштабу инвестиционного потенциала. На долю 43 субъектов федерации, увеличивших уровень риска, приходится почти 60% общероссийского инвестиционного потенциала (см. таблицы 2 и 3). В «мирное» время масштабы финансовых потоков, генерируемых региональным крупным бизнесом, чаще всего позволяли если не кардинально решить проблемы, то хотя бы смягчить их остроту. В кризис потоки изрядно обмелели, а застарелые болячки усугубились.

Первые симптомы появились еще в прошлом рейтинге, однако тогда на повестке дня стояли экономические риски, обусловленные начавшимся спадом производства. В 2009 году экономические проблемы спровоцировали рост рисков социальных. К тому же ряд перерабатывающих отраслей в полной мере ощутил влияние кризиса лишь в прошлом году, и завязанные на них регионы испытали своего рода кумулятивный эффект от одновременного наложения экономических, социальных, а порой и криминальных рисков.

В результате из первой десятки лидеров по инвестиционному потенциалу пять регионов просели по уровню интегрального риска. Так, Свердловская область опустилась в рейтинге сразу на 12 позиций, Москва и Нижегородская область — соответственно на 7 и 6 мест, Краснодарский край переместился со 2-го на 6-е место (см. таблицу 4). Наиболее радикально увеличились риски в Калининградской области, рухнувшей с 33-й на 76-ю позицию по уровню интеграл