Преддефолтная Европа

Политика
«Эксперт» №2 (736) 17 января 2011
Общеевропейские финансовые механизмы отсрочили на пару лет вероятность дефолта отдельных европейских стран, но они не могут решить фундаментальную проблему — низкую конкурентоспособность южноевропейских экономик и их отягощенность долгами
Преддефолтная Европа

С 1 января 2011 года 17-й страной, вошедшей в зону евро, стала Эстония. Бывшая советская республика перешла на единую европейскую валюту гладко, без каких-либо технических нестыковок, увеличив ВВП еврозоны на 19 млрд долларов. При этом Эстония рискует надолго остаться последним государством, вступившим в «клуб евро»: Литва и Латвия намерены присоединиться к еврозоне в лучшем случае в 2014 году; другие восточноевропейские страны пока даже не задумываются о сроках возможного перехода на единую валюту. Отметим, что Эстония, государственный долг которой составил всего 8% ВВП, находится в самом лучшем финансовом положении среди стран еврозоны, где ситуация с госдолгом столь плоха, что в 2010 году Греция и Ирландия были вынуждены обращаться за помощью к европейским партнерам и МВФ.

Несмотря на все проблемы, еврозона пережила 2010 год. Большинство экономистов склоняются к тому, что она переживет и нынешний. Открытым, однако, остается вопрос, какие меры придется принять, чтобы сохранить евро на долгосрочную перспективу.

Кризис евро заставил власти стран ЕС — в первую очередь участников еврозоны — по-новому взглянуть на вопросы наднационального финансового регулирования. Реально замаячившая перспектива развала еврозоны (напомним: экономические советники Ангелы Меркель всерьез рассуждали о плюсах и минусах введения «северного евро») стала холодным душем для национальных политиков, предпочитавших регулярно получать политические дивиденды, играя на торможении евроинтеграции. Евроскептики поняли, что само их движение возможно лишь в условиях евроинтеграции. Затрещит по швам ЕС, развалится еврозона — не будет и евроскептиков.

Напряжение на рынках

Превращение чрезвычайных спасательных механизмов, разработанных и принятых в кризисной спешке, в постоянные институты — один из важнейших итогов кризиса евро. В мае прошлого года для экстренного спасения Греции Евросоюзу пришлось срочно, буквально за ночь (чтобы успеть до открытия Токийской биржи, где спекулянты уже готовились обвалить евро), договориться о создании стабилизационного фонда, наполненного взаимными гарантиями стран ЕС по долгам друг друга.

В конце года экстренный механизм был применен во второй раз — для поддержки Ирландии. Тем не менее стабилизационный фонд оставался экстренным временным механизмом, чей срок действия был рассчитан на три года, и уже в конце декабря власти европейских стран трансформировали его, создав две структуры: ESM (European Stability Mechanism) — для поддержки стран еврозоны и EFSM (European Financial Stability Mechanism) — для поддержки всех стран ЕС. Для наполнения бюджета EFSM уже 5 января Еврокомиссия разместила на рынках облигации на 5 млрд евро — эти деньги взяты в долг, чтобы в случае необходимости быть переданными тем кризисным странам, которые самостоятельно не могут найти деньги на рынке. Иными словами, если раньше средства спешно собирались в экстренно создаваемые фонды помощи после наступления кризиса, то сегодня они аккумулируются заранее.

Выпуск облигаций для получе