Гольфстримом принесло

Тема недели
«Эксперт» №3 (737) 24 января 2011
«Роснефть» обрела стратегического партнера — транснациональный холдинг British Petroleum, после аварии потерявший для себя Мексиканский залив как главный регион добычи нефти
Гольфстримом принесло

Вечером 14 декабря на пресс-конференции в лондонской штаб-квартире British Petroleum (ВР) новый президент компании Роберт Дадли, в 2003–2008 годах руководивший российской компанией ТНК-ВР, заявил об «историческом для ВР моменте». Компания подписала с российской «Роснефтью» соглашение стоимостью 16 млрд долларов. Речь идет о создании «стратегического глобального альянса», одной из ключевых целей которого станет освоение потенциально огромных запасов углеводородов в российском секторе Северного Ледовитого океана.

По условиям сделки BP получает 9,5% акций «Роснефти» в обмен на 5% собственных ценных бумаг рыночной стоимостью 7,8 млрд долларов. BP уже владеет 1,3% акций «Роснефти», а теперь становится вторым по размеру пакета собственником ведущей российской компании, правда сильно уступая по этому показателю государству (75% акций). Структура владения британской компанией сильно размыта между большим числом портфельных инвесторов, поэтому после сделки «Роснефть» будет лишь немного уступать ее нынешнему крупнейшему акционеру — американскому фонду BlackRock (5,9% акций).

Не менее важна и вторая часть соглашения. Две компании создают совместное предприятие (две трети его капитала будет принадлежать россиянам), которое займется разведкой и добычей углеводородов на российском арктическом шельфе. «Роснефть» внесет в капитал СП три очень крупных по площади лицензионных участка в Карском море, полученных практически за бесценок от властей, а BP инвестирует 1,4–2 млрд долларов в разведку нефти, включая сейсмические тесты и пробное бурение.

И для British Petroleum, и для «Роснефти» это партнерство имеет очень большое значение. BP это дает уникальную возможность реанимировать бизнес после аварии в Мексиканском заливе. Российской компании — привлечь в партнеры одного из мировых технологических лидеров и избавиться от статуса компании-изгоя, каковой она приобрела у западного истеблишмента после поглощения активов опального ЮКОСа. Для России в целом новый альянс — это возможность прорыва в глобальном корпоративном взаимодействии с Западной Европой и США. Однако партнерство может столкнуться и с некоторыми сложностями, связанные с экологическими рисками освоения шельфа Северного Ледовитого океана.

Антикризисное управление

Напомним, что 20 апреля 2010 года на месторождении ВР Макондо в Мексиканском заливе произошел пожар на буровой платформе Deepwater Horizon, в результате чего платформа затонула, а из скважины в воды залива начала поступать нефть. За неполные три месяца утечка составила 4,9 млн баррелей, гигантская акватория Мексиканского залива, имеющего важное значение для транспорта, туризма и рыбной ловли в США, была загрязнена. Экологические и экономические потери прибрежных штатов — Луизианы, Миссисипи, Алабамы и Флориды — исчисляются десятками миллиардов долларов. На борьбу с последствиями аварии были брошены береговая охрана и военные, в прибрежных штатах объявили чрезвычайное положение, а ВР стала объектом жесточайшей критики в США.

В течение 50 дней после