О раскулачивании школы

Разное

Доходит уже до фарсов. «Роснано», видите ли, мечтает ввести в школьную программу курс нанотехнологий. Зачем, почему, вместо чего должен этот курс войти в программу, неведомо, но — должен. Главу департамента корпорации Соболеву спрашивают: «Что конкретно читается на этом курсе?» Она заводит модную мантру: «Преподавание отдельно физики, математики, химии и биологии приводит к тому, что знание о мире у ребенка дискретно. У него не выстраивается целостной концепции того, что его окружает всю жизнь…» Её останавливают: «ОК, вот приходит ученик на первый урок. Он про что будет слушать?» — «Про нанотехнологии». — «Про что конкретно?» — «Например, про наномиры, а это очень красиво, поверьте. А потом и про нанотехнологии». Журналист уже по слогам: «Что, например, преподают на уроке нанотехнологий?» — «Я пока на таком уроке не была. Да и задача наша несколько шире» — и ни тени смущения.

Над образовательницей из «Роснано» смеяться легко, но нечестно. Она обосновывает надобность курса нанотехнологий в точности так же, как авторы нависшего над страной убийственного образовательного стандарта (см. «Об одичании», № 50 за 2010 год) — надобность курса «Россия в мире». Во-первых, нынешние курсы дают разрозненные знания, а мы дадим целостные. Во-вторых, «это очень красиво, поверьте». Главный агитатор за новые стандарты, директор издательства «Просвещение» Кондаков, хочет гораздо большего, чем г-жа Соболева: его новации камня на камне не оставляют от привычного для отечественной школы миропонимания, — но по обоснованности своих притязаний не отличается от роснановки практически ничем.

Ещё раз: стандарты готовят радикальнейшее изменение — а если не врать, то обвальное сокращение — программы старших классов. Называть предлагаемый тип школы «колониальным» — значит ему льстить. Обязательными впредь будут только четыре предмета: физкультура, ОБЖ, новодельная «Россия в мире» и некий «индивидуальный проект» (никто не знает, что это такое; дембельский альбом?). Все же прочие либо будут изучаться по выбору ученика, либо совсем изучаться не будут — выбрать-то можно будет не более семи предметов. Факультативным станет русский язык; это и при любой погоде бред, а в нынешней демографической ситуации, да при нарастающих межэтнических напряжениях — прямое преступление. Факультативной станет математика, которая «ум в порядок приводит»; это прекрасный способ резко ускорить деградацию отечественных мозгов. Вы полагаете, столь кардинальные перемены оснащены разветвлённой и эшелонированной аргументацией? Ничуть не бывало; аргументации негусто, вместо неё — неколебимая уверенность авторов стандарта в своей правоте. Кондаков в очередном интервью говорит: «Президент Российской академии образования заявил, что он не признаёт этого стандарта». Читатель ждёт, что в следующих фразах ему хотя бы намекнут, в чём же так неправ президент РАО. Нет, никакой дискуссии: не признаёт — и Христос с ним, невелика шишка.

Г-н Кондаков повторяет во всех своих выступлениях один и тот же небогатый набор доводо