Озеро Тилли

Политика
«Эксперт» №4 (738) 31 января 2011
Заметки о демократии и лояльности
Озеро Тилли

Эти заметки принадлежат перу одного из тех, кого называют «охранителями», и являются предметом теоретического самоанализа. Как мыслить, считая ценностью государство, причем то государство, что сложилось в итоге последних двадцати лет? Спровоцированы они публикацией в прошлом номере «Эксперта» доклада ИнОПа о демократии и впечатлениями от нескольких последних событий. Я писал их, присутствуя на публичной дискуссии в Политехническом музее — знаменитой аудитории-амфитеатре, где пятьдесят лет тому назад Белла Ахмадулина и Андрей Вознесенский читали гражданскую лирику студентам с горящими глазами и дамам в ортопедической обуви. Теперь тут, в Политехе, выступал Сергей Шнуров — Шнур. Аудитория состояла из фанов групп «Рубль» и «Ленинград». Еще была пара братков-крепышей, смахивающих на кущевских цапков, — и множество склонных к неряшливо-взвинченной речи людей в шарфах и кашне, именуемых «хипстерами» или «несогласными». Они так и подписывали записки-вопросы: «Девушка в зеленом шарфе». Стиль Шнурова — лаконичные ответы на поставленный вопрос — им казался уклончивым. Они не понимали, что говорят с человеком, скрупулезно точным в выражениях. Зато когда на вопрос юноши, вопль радикальной души, «Скажите, как нам быть с Путиным?!» Шнур раздумчиво сказал: «Убейте Путина в себе», — обозначился скандал. Устроители, а среди них и аппаратчик ЕР, которого черт занес на сцену к таким крамольникам, были расстроены. Зато аудитория пришла в экстаз.

Между тем Шнур здесь цитирует. Его ответ — парафраз знаменитого изречения дзен-буддиста Линь Цзы: «Встретишь Будду — убей его!» Этот коан свободы на русском означает: не позволь своим фантомам себя развести! Певец призвал радикала освободиться, выйти из-под ига ненависти. Коан хорош и для русской либеральной оппозиции. Та провела десять лет в одержимости Путиным, и теперь Немцов и Касьянов, Лимонов и Каспаров люди одной темы — Путин! Путин! Путин! Редкий охранитель столько думал о премьере, так упорно перечитывая свой старый пейджер, как они.

И все же картина в зале казалась мне политически страшно двусмысленной. Собрание в центре Москвы, свободно обсуждающее темы, нелицеприятные для властей, — признак устойчивой демократии. Но власть демократической России не нашла бы в зале никого, кто за нее вступился бы публично. А ведь она, эта малосимпатичная власть, и обеспечивала рамочные условия данного экшна. Заострим тезис. Если бы разогретая аудитория прямо здесь сформировала «комитет по руководству Россией» (нередкая в этой среде мечта, да и от Политеха до Кремля — два шага по Ильинке), дальнейшие свободные дискуссии быстро сошли бы на нет.

Комедия или катастрофа?

Читая распубликованные Ассанжем впечатления дипломатов США от встреч с московской «несистемной оппозицией», невозможно отделаться от дежавю. Вашингтонские чиновники описывают несогласных с истинно кремлевской брезгливостью и почти в таких же выражениях — «злословие… подхалимаж… разброд…». Главный вывод — полная неадекватность либералов, их политическая паранормальность