Египетские ночи и персидские письма

На улице Правды
Москва, 07.02.2011
«Эксперт» №5 (739)

Наблюдение за ходом египетского мятежа показывает, что меньшим лидерам — вроде того же Мубарака, но далеко не только его — следует в своих планах рассчитывать на все, что угодно, но только не на помощь больших братьев. В случае чего вся помощь этих братьев будет заключаться в строгом требовании расслабиться и получать удовольствие.

По мере того как мятеж крепчал, крепчала и приверженность лидеров западного мира принципам толстовского непротивления. Белый дом призывал «правительство Египта сделать все, что в его силах, для сдерживания сил безопасности» и указывал, что власти «должны соблюдать все фундаментальные права своих граждан, избегать применения силы и не блокировать открытые средства коммуникации людей (т. е. координации мятежников. — М. С.)». Дальше всех пошел глава германского МИДа Вестервелле, сообщив, что насильственное подавление беспорядков «для Германии и международного сообщества неприемлемо». Вероятно, теперь задним числом будут осуждены мюнхенские полицейские, 9 ноября 1923 г. насильственно подавившие беспорядки, возглавленные Гитлером и Людендорфом.

Предъявление требований к de facto союзному режиму ни в коем случае не пробовать защищаться на обыденном языке называется сливом. Мубарака откровенно и под телекамеры сливают, заставляя задуматься над вопросом, в чем прагматика такого публичного слива. Если союзнику невозможно помочь (похоже, что так), из этого еще не следует, что его нужно демонстративно топить. Столь внезапная любовь к демократии производит несколько отталкивающее впечатление даже и на тех, кто Мубараку нимало не симпатизирует.

Та логика, что, поскольку вчерашнему союзнику уже ничего не поможет, необходимо спешно переложиться на сторону победителей, чтобы впредь успешно вести дела с ними — «При Николае и при Саше мы сохраним доходы наши», — хромает в одном пункте. Если западные братья не стесняются демонстрировать, что оказанная услуга ничего не стоит и ни к чему не обязывает, неясно, почему они полагают, что услуга, которую они сегодня сами оказывают побеждающим мусульманским братьям, этих братьев к чему-то будет обязывать. «Для нас понятия чести и верности — звук пустой, а вот борцы с Большим Сатаной — они, видя, как мы слили союзника, будут безусловно блюсти требования чести и верности даже и применительно к Сатане, т. е. к нам». Могий вместити, да вместит.

Оно и так выглядит довольно глупо, но ощущение сугубой и трегубой глупости возникает при сличении нынешних событий с имевшим место в 1978–1979 гг. сливом персидского шаха. Как будто, подняв дипломатические архивы, державы решили идти стопа в стопу по следу тогдашнего президента США Картера и его коллег.

Встречая 1978 г. в Тегеране, Картер произнес теплую здравицу: «Иран благодаря замечательному руководству шаха является островком стабильности в одном из наиболее неспокойных районов мира. На свете нет такого государственного деятеля, к которому я питал бы больше привязанности и личной преданности». Не прошло и года, как президент США мужественно подавил в себе

У партнеров

    «Эксперт»
    №5 (739) 7 февраля 2011
    Беспорядки в Египте
    Содержание:
    От фараонов к имамам

    Итогом египетской революции может стать не демократизация, а исламизация страны. Некогда оплот секуляризма на Ближнем Востоке, Египет рискует превратиться в колоссальный источник региональной нестабильности

    Международный бизнес
    Реклама