Желающие играть всерьез

Политика
«Эксперт» №5 (739) 7 февраля 2011
Расследование убийства Маркелова и Бабуровой стало точкой кристаллизации для радикальных националистов. Они не решились осудить политическое насилие, потому что видят себя скорее заговорщиками, чем участниками открытой публичной политики
Желающие играть всерьез

Процесс над Никитой Тихоновым и Евгенией Хасис, обвиняемыми в убийстве адвоката Станислава Маркелова и журналиста «Новой газеты» Анастасии Бабуровой, который должен начаться 15 февраля, изначально обречен на то, чтобы выйти за рамки уголовного разбирательства.

Обстоятельства, уже возникшие вокруг дела Тихонова и Хасис, упорно выталкивают его в политическое поле. Неожиданно или нет, но оно оказалось крайне значимым для «теневой зоны» российской политики. Выйдет ли его значение за пределы, отведенные маргиналам, будет зависеть от многого — в том числе от того, будет ли расти влияние этой «теневой зоны». События на Манежной площади показывают, что это по меньшей мере не исключено.

Адвокат и общественный деятель Станислав Маркелов и журналист Анастасия Бабурова были убиты 19 января 2009 года на Пречистенке, после пресс-конференции, которую проводил Маркелов. Убийца подошел к нему вплотную и выстрелил в голову, после чего направился вниз по улице. Бабурова, вместе с которой Маркелов вышел из пресс-центра, попыталась криком привлечь внимание к убийце, тогда тот обернулся, выстрелил ей в висок и продолжил идти в сторону метро, смешавшись с прохожими.

О раскрытии преступления Генеральная прокуратура объявила 4 ноября 2009 года. Накануне в Москве были арестованы выпускник исторического факультета МГУ Никита Тихонов и его гражданская жена Евгения Хасис. Тихонову было предъявлено обвинение в двойном убийстве, Хасис — в соучастии в преступлении. Крайние националистические взгляды Тихонова сомнений не вызывали. На момент задержания он находился в розыске по делу об убийстве антифашиста Александра Рюхина. На суде по этому делу в 2006 году интересы жертвы представлял Станислав Маркелов — именно благодаря его усилиям Тихонов был привлечен в качестве подозреваемого и объявлен в розыск. На квартире Тихонова был изъят арсенал огнестрельного оружия и среди прочего браунинг 1910 года, из которого, как в дальнейшем установила экспертиза, и было совершено убийство Маркелова и Бабуровой. Кроме того, были изъяты фальшивые документы, парики и значительная сумма денег.

Евгения Хасис разделяла убеждения Тихонова. За несколько дней до задержания в квартире, где они проживали, была установлена прослушка. Ее материалы дали следствию основания подозревать Хасис в соучастии. Тихонов во время задержания признался в убийстве Маркелова и Бабуровой. Картина представлялась безупречной и не вызывающей никаких сомнений.

5 ноября 2009 года во время рассмотрения дела об аресте Тихонова и Хасис они были доставлены в зал суда в тюремной одежде и надетых на голову черных мешках без прорезей для глаз. Эта необъяснимая процедура дала Русскому общественному движению (РОД — организация русских националистов, занимающаяся правозащитной деятельностью) сделать свой ход. В заявлении организации, выпущенном в тот же день, говорилось: «По свидетельству людей, прошедших через российскую судебную систему, если подозреваемого приводят с мешком на голове, значит, у него выбивали признательные показания.